Журнал "Великие битвы Арды"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Журнал "Великие битвы Арды" » Журнал "Великие битвы Арды" » Журнал "Великие битвы Арды". Выпуск №5 Падение Гондолина


Журнал "Великие битвы Арды". Выпуск №5 Падение Гондолина

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://s019.radikal.ru/i615/1204/00/1328c0f9b661.png

В 511 П.Э. пал один из прекраснейших городов эльдар в Белерианде, Гондолин. Племянник короля Тургона Маэглин выдал тайный город и подступы к нему, рассчитывая заполучить прекрасную Идриль. В долину Тумладен вошли темные орды балрогов и орков, ведомые Готмогом. Воины Гондолина пытались им противостоять, но силы были не равны. В схватке с Туором на стенах города погиб предатель Маэглин, но в битве и защитников города погибло немало, включая короля Тургона. Военачальник Эктелион сразил самого Готмога, но получил смертельные раны. А Идриль и Туор тем временем собрали всех уцелевших и повели их по тайному пути из долины за кольцо гор. Последним этапом битвы стало нападение балрога и отряда орков на беглецов, и неведомо, что было бы, если б не подоспел Торондор и не отогнал орков, а герой Глорфиндель не сразил ценой своей жизни балрога…

Содержание

2 - Страны, народы, быт. Белый град Ондолиндэ. Описание города.
3 - Исторические личности. Маэглин. Сын Сумрака.
4 - Исторические личности. Туор - Посланник Судьбы. Приход в Гондолин.
5 - Предыстория. Красный закат. Последние годы.
6 - Ход событий. Уличные бои. Сражение на стенах.
7 - Ход событий. Побег из огня. Туор выводит беглецов.
8 - Великие артефакты. Наследие Гондолина. Клинки и свитки.
9 - Палантир форума. Интервью с членом администрации.
10 - В следующем выпуске. Что ждёт вас дальше?

В разработке участвовали:

Галдор - главный редактор.
Nighta - редактор, респондент.
Alma - корректор, редактор.
Гильнарэ - редактор.
Сэм - корреспондент

Падение Гондолина в датах

472 - Битва Нирнаэт Арноэдиад. Смерть Фингона и Хуора. Рождение Туора. Верховным владыкой Нолдор становится Тургон.
495 - Туор приходит в Гондолин. Тургон отказывается последовать призыву Ульмо и остаётся в городе.
502 - Свадьба Туора и Идриль.
509 - Маэглин попадает в плен к Морготу. В Ангбанде после непродолжительных пыток он соглашается указать войскам Врага проход в Гондолин.
510 - Битва за город. Падение последнего оплота Нолдор.
511 - Туор, Идриль и и их малолетний сын Эарендил приходят в гавани Сириона.

0

2

http://s018.radikal.ru/i501/1201/c9/aab638034eb8.png
Белый град Ондолиндэ

Вступление

http://s017.radikal.ru/i434/1204/34/43d445c01103.jpg

История Гондолина, прекраснейшего среди городов нолдор в Белерианде, берет свое начало в 50-ом году Первой Эпохи. В ту пору второй из сыновей Финголфина, Тургон, вместе со своим кузеном и другом Финродом отправились в путешествие вниз по течению Сириона к Сумеречным озерам. Однажды, когда Лорды Нолдор остановились на ночлег, явился к ним Ульмо и послал им тревожные сны о бедствиях, которые ожидают эльдар, когда воинство Моргота выступит из Ангбанда. Согласно сновидениям, Тургону и Финроду надлежало возвести потайные крепости, где эльфы в случае крайней нужды смогли бы укрыться от сил Тьмы.
Предостережение, явленное Владыкой Вод, немало встревожило Турукано, но, сколько он ни искал, ему не удалось обнаружить подходящего места для строительства нового города. Разочарованный, возвратился он в свои владения в Виньямаре. Однако в 53-ем году П.Э. Ульмо собственнолично явился сыну Финголфина и указал ему тайный путь в долину Тумладен, надежно сокрытую за стенами Окружных Гор. По возвращении в Невраст Тургон созвал своих ближайших советников и принялся разрабатывать планы по строительству города.
Непосредственно строительство Гондолина началось в 64-ом году Первой Эпохи и длилось на протяжении 52 лет. Наконец работы были завершены – посреди долины Тумладен на холме Амон Гварет раскинулся город, равных которому не было во всех Смертных Землях. Лишь Тириону на Туне уступал Ондолиндэ своим великолепием.
Незадолго до того, как Тургон со своим народом покинул Виньямар, Ульмо снова явился сыну Финголфина. И предупредил его Владыка Вод, что каким бы надежным ни казался Гондолин, однажды и ему предстоит пасть, ибо проклятие нолдор тяготеет над всем изгнанниками, и все творения рук их будут уничтожены. Однако Ульмо сообщил также, что незадолго до того, как беда придет в Ондолиндэ, вала отправит в Потаенный Град своего посланника, дабы тот предупредил Турукано и его народ о грядущей опасности. И тогда эльдар надлежит покинуть Гондолин, как бы сильно ни привязались они к этому месту.
Турукано выполнил волю Ульмо и отправился в Гондолин. За ним последовала треть народа Финголфина, немалое количество синдар, а также его дочь Идриль и сестра Аредель.

http://s019.radikal.ru/i630/1206/57/164dfbea5301.png
Гондолин. Работа Billy Mosig

Долина Тумладен была расположена в кольце неприступных Окружных Гор на севере Белерианда. К западу от горной цепи протекала река Сирион, через пересохший приток которой проходил секретный путь в Гондолин. На юге от долины находились вершины Криссаэгрим -  пристанище самого Торондора и прочих орлов Манвэ. Еще южнее лежала пустошь Димбар.  На востоке возвышалось высокогорье Дортонион, а с севера к подножью Окружных гор прилегали равнины Ард-Галена, которые после Дагор Браголлах превратились в выжженную пустыню Анфауглит. Отвесные скалы надежно укрывали Потаенный Город от всякого вторжения извне.  Лишь на севере можно было отыскать опасный  узкий проход через горы, который именовался Орлиной Расщелиной.
С той поры долгие годы никому не дозволялось покидать сокрытого города, дабы враг не разузнал о его местонахождении, и лишь орлы Манвэ порой приносили туда вести из «внешнего мира». Долгие годы рос и процветал Гондолин, и народ Тургона совершенствовался в науках, ремеслах и искусстве. Особенно же прославился Гондолин своими оружейниками, которым в ту пору трудно было отыскать равных.
Сокрытый путь в долину Тумладен пролегал через подгорный туннель, проложенный в древние времена одним из ныне пересохших притоков Сереха. По другую сторону туннеля начиналось ущелье, именуемое  Орфалх Эхор, перекрытое семью вратами Гондолина. Все врата были надежно охраняемы, и тот, кто преодолел хоть одни из них, уже не имел права вернуться назад.
Сам город  был построен из белого камня на холме Амон Гварет, по образу и подобию Тириона на Туне. Город окружали надежные белые стены, увенчанные высокими башнями. В западной, северной и южной стенах находились ворота, к которым по склону холма поднимались каменные ступени. Сам Гондолин представлял собой величественное и завораживающее зрелище, и не было в Эндорэ города прекраснее его.
«Улицы же Гондолина были широки, и вымощены камнем, и выложены мрамором, и вдоль дорог стояли  прекрасные  дома и дворы меж садов с яркими цветами,  и множество дивных и стройных башен,  украшенных чудной мраморной резьбой, вздымалось к небесам.  Были там и стогна, звенящие фонтанами, обиталище птиц, щебечущих в ветвях старых дерев; и самым большим из них было то место, где стоял дворец короля, и башня того дворца была высочайшей в городе, и фонтаны,  игравшие пред дверьми, взмывали в воздух на двадцать и семь саженей и обрушивались ниц поющим хрустальным ливнем;  в их струях днем дивно дробились солнечные лучи, по ночам же волшебно  трепетал  лунный свет. Птицы, что гнездились там, были белее снега, голоса же их звучали слаще любой колыбельной.»*
Около королевского дворца стояли два искусно сделанных  древа - Глингал и Бельтиль, прообразами которых послужили Тэлперион и Лаурелин, и свет, исходящий от них, наполнял весь город. Неподалеку располагалась Королевская Площадь, к которой вели многочисленные улицы и дороги. На севере  вышеупомянутой площади брала свое начало Аллея Роз – одно из прекраснейших мест в Ондолиндэ;  улица Арок вела на Площадь Источника; на запад пролегала прямая дорога к главным воротам города. В юго-восточной части Гондолина располагалась Площадь Богов (Гар Айнион), на которой состоялась церемония бракосочетания Туора и Идриль.  Гар Айнион была самым высоким местом в городе и соединялась с Королевской Площадью улицей Процессий. Так же в городе существовало два рынка: Большой на востоке и Малый на юге.
В Гондолине было достаточно парков и садов. Здесь произрастали березы, некоторые разновидности вечнозеленых деревьев,  прекрасные меллорны и неувядающие белоснежные цветы альфирины. Кроме того, Ондолиндэ славился своими дивными фонтанами, большая часть которых располагалась в южной части города вдоль улицы Бегущих Вод.

Велики были могущество и слава Ондолиндэ, и не было покоя Моринготто, пока угроза со стороны Турукано и его воинства не была устранена.

+1

3

http://s44.radikal.ru/i104/1201/d3/2bd4f7b81be2.png

История одного предательства

Маэглин – один из немногих эльфов в легендариуме Дж.Р.Р.Толкиена, которые вызывают неприязнь. С другой стороны, в какой-то мере его можно и пожалеть… Ни человек, ни эльф не властны над своим сердцем, а неразделенные чувства мало способствуют душевному равновесию – вспомним хотя бы Келегорма и Даэрона, которых любовь к Лютиэнь тоже толкала на неблаговидные поступки. Но погубить в угоду своей страсти целый город – это, конечно, чересчур…

http://s019.radikal.ru/i619/1206/41/77e14661fb7b.png
Маэглин. Работа неизвестного художника

Впрочем, «начнем с самого начала». Маэглин был сыном Арэдель, сестры Тургона, и Эола, Темного эльфа из леса Нан Эльмот. Оба они были слишком упрямы, горды и независимы, чтобы их союз мог стать счастливым, хотя поначалу всё складывалось неплохо. Арэдель нарекла сына Ломионом, что на языке нольдор означало «Сын сумерек», поскольку Эол не любил солнечного света, избегая его, и своим домашним навязал свои же привычки. По достижении мальчиком возраста 12 лет он назвал его Маэглином («Острый взгляд»), так как чувствовал, что глаза сына видят лучше, чем его собственные, умея читать тайны сердец, скрытые туманом слов.
Внешне Маэглин был схож с нолдор - высокий, черноволосый, светлокожий, - отличаясь лишь цветом глаз, которые были темные, а не серые и не синие, хотя столь же сверкающие и зоркие, как у калаквэнди. А вот по характеру Маэглин был похож более на отца – такой же немногословный, но в тех случаях, когда считал необходимым высказаться, его голос обладал властью взволновать тех, кто его слушал, и одолеть тех, кто ему противостоял.

Маэглин часто бывал с отцом в Ногроде и Белегосте и многое перенял из искусства гномов – в том числе особенно умение отыскивать рудные жилы. Он был одним из немногих эльдар, посещавших гномьи города.
Однако мать Маэглин любил больше, чем своего сурового отца. Он часто слушал ее рассказы об Эльдамаре и Доме Финголфина, и запомнил, что у Тургона нет наследника. Ему хотелось увидеть нолдор и для начала поговорить с сыновьями Феанора, которые, как известно, были друзьями его матери. Однако когда об этом узнал Эол, то разгневался, поскольку он-то  нолдор не любил. После этого Маэглин отдалился от отца и более не ездил с ним к гномам, а Эол перестал доверять сыну.
Будь Эол более понимающим мужем и родителем (а проще говоря – не будь он таким тираном и собственником), история сложилась бы по-другому. А так вышло, что пока Эол был в отъезде, Маэглин предложил матери бежать в Гондолин, поскольку все, чему могли его научить Эол и гномы, он уже знал. Вот такой вот прагматичный подход… 

Эол, однако, вернулся раньше, чем его ждали, и тут же бросился в погоню…
Дальнейший исход событий всем известен. Маэглин лишился сразу обоих родителей, но зато и многое приобрел, возглавив один из Домов Гондолина - Дом Крота, и прославившись как отличный мастер. Он отыскал богатые рудные жилы в Окружных Горах, а также научился ковать стальные мечи невиданной доселе прочности. Седьмые и последние ворота Гондолина, Великие Стальные ворота, также были созданы им. Показательно, что в битве Нирнаэт Арноэдиад он «сражался рядом с Тургоном, показав себя беспощадным и не знающим страха в битве». Турукано часто прислушивался к племяннику, и жизнь Маэглина была бы вполне счастливой, но… Много лет, буквально с первой встречи, он любил Идриль, дочь короля, однако эльдар «не вступали в брак при столь близком родстве, да прежде никто и не желал этого». Идриль же не любила Маэглина, видя в нём нечто злое. Неудивительно – ведь он дважды предал своего отца: в первый раз - покинув его, как он думал, навсегда, и потом – уже в Гондолине, когда Эола на его глазах скинули со стены. Каким бы ни был Эол, с ним поступили не лучшим образом, и тень его проклятия легла на Маэглина в какой-то мере справедливо.

Когда в Гондолин пришёл Туор с предупреждением Ульмо об опасности, Маэглин принял сторону короля и выступил против ухода из города. А женитьба Туора на Идриль ещё более разгневала его. И любовь в его сердце превратилась в тьму…

0

4

http://s44.radikal.ru/i104/1201/d3/2bd4f7b81be2.png

Туор - Посланник Судьбы

Риан, жена Хуора, услышав слухи о Нирнаэт, потеряла разум от горя и отправилась одна в глушь. И там она бы и погибла, не приди ей на помощь Серые эльфы, поселение которых находилось к западу от Митрима. Они привели её в чувства, и ещё до того, как окончился Год Скорби, у Риан родился сын. Она назвала его Туором и попросила эльфов втайне воспитать его, а сама отправилась к Хауд-эн-Нденгину, где и нашла свою смерть.
Но эльфы позаботились о младенце, отпрыске Хуора, и Туор рос среди них много лет. Был он прекрасен собой и златовлас, как и весь его род, и сделался могучим, высоким и отважным. И также постиг он многие искусства и науки, что были ведомы князьям эдайн, покуда на север не пришла погибель.

Но шли годы. Жизнь исконных обитателей Хитлума становилась всё тяжелее и опаснее. Поэтому Аннаэль, предводитель Серых эльфов, увёл свой народ в пещеры. А позже решил, что пора уже уйти к побережьям, в гавани Кирдана, где их не коснутся невзгоды.
Поделившись этим решением с Туором, эльф также рассказал о Вратах нолдор, Аннон-ин-Гелид, созданных в дни владычества Тургона в Неврасте. Услышав это имя, сын Хуора встрепенулся, не зная почему. А потом начал расспрашивать Аннаэля о потомке Финвэ.
Так и вышло, что эльфы оставили пещеры, и Туор отправился вместе с ними. Но такой большой отряд нельзя было скрыть от врагов, которые стерегли эти земли. Поэтому вскоре эльфы подверглись нападению и разбежались. Но Туор, хоть и был ещё совсем молод, долго сражался с вастаками и убил многих из них, покуда его не одолели и не забрали в плен.
Три года рабства ждали Туора. Тяжка и горька была его жизнь. Но Туор был умён, держался настороже и терпеливо сносил побои и насмешки. Поэтому со временем жить ему стало легче, а вскоре он и вовсе бежал, когда его вместе с другими пленниками отправили работать в лес. Истерлинги пытались найти беглеца, но у них ничего не вышло.
Наконец сын Хуора добрался до пещер Андрота и стал жить там один. И когда он покидал убежище, он начинал убивать всех вастаков, которые попадались ему на пути. Судьба четыре года благоприятствовала ему, но Туор знал, что дни его отшельничества вскоре будут сочтены.

Так случилось, что в день начала года (двадцать третьего, считая от Нирнаэт) Туор сидел у источника. Долго пытался он найти Врата нолдор, но у него ничего не вышло. И тогда взял он арфу, что всегда была при нём, и заиграл. И вдруг родник забурлил и переполнился водой. Сын Хуора решил, что это знак пойти за ручьём.
Спустившись с высоких гор Митрима в те края, где он ещё не бывал, Туор нашёл то, что искал. Услышав голоса, он увидел двух эльфов в серых плащах, которыми были Гельмир и Арминас из дома Ангрода. Так, встретившись с ними, воин пересёк подземные врата, а позже вышел к глубокому каменному ущелью.
Дальше путь его лёг к Зычным горам Ламмота, где некогда пристали корабли Феанора. И там в небе над ним раздался лебединый крик. Позже именно лебеди спасли его и от гнева наступающего прилива.
Туор первым из людей увидел Великое Море и надолго остался в Неврасте. Ему было там хорошо, ибо в этой стране вовсю хозяйничала весна. Но снова лебеди дали ему знак, что он слишком здесь задержался. Решив следовать за птицами, Туор шёл по берегу семь дней, пока наконец не достиг оконечности гор Эред-Ветрин и пика Тарас, где располагался покинутый дворец Тургона. Внутри сын Хуора нашёл длинную кольчугу, шлем, меч в ножнах и щит в форме лебедя. Забрав их себе, он тем самым принял судьбу, наложенную на них.
Вскоре Туор вышел на берег, где и произошла его встреча с Владыкой Вод Ульмо, который велел потомку Хадора идти и найти Гондолин. В помощь ему вала предоставил эльфа, который некогда жил в городе, но вынужден был исполнить задание короля, желающего просить милости у валар.
Долго говорил Владыка Вод с Туором. Поделившись многими знаниями и дав предостережения, он велел человеку поскорей покинуть берег, чтобы тот не погиб в бушующем шторме.

http://s019.radikal.ru/i608/1206/be/93188a286d7c.png
Встреча Туора с Ульмо. Художник Тэд Насмит.

Когда наступило утро, Туор действительно нашёл на берегу спасшегося от моря эльфа, которого звали Воронвэ. Посланник Судьбы велел ему показать дорогу в Гондолин, и, подивившись величию адана, моряк вскоре согласился.
Так их дорога легла на север. Но суровая зима превратила путешествие в сущий кошмар. Спасшись от приговора валар, они едва не погибли от злых чар Врага. В пути им встретился странный человек с Чёрный мечом, который оказался Турином, двоюродным братом Туора. Так на мгновение судьба двух мужей пересеклась.
Прошло много дней дороги по заснеженным и опасным землям. Один раз путников чуть не схватили орки, но благодаря подарку Ульмо – серому плащу, скрывающему от врагов, они благополучно избежали гибели.
Наконец Воронвэ привёл Туора к Окружным горам, где и находилось Сокрытое королевство. Едва они переступили Хранимые врата, дорога назад была отрезана.
В тёмной пещере они встретили Элеммакиля, начальника Стражи. После долгого разговора и убеждений он согласился провести Туора в долину Тумладен, хотя законы страны запрещали пропускать в город чужих.
Пройдя семь разных врат, последние из которых носили имя Великие, Туор повстречал Эктелиона, Владыку Фонтанов. Разговор с ним стал последним для сына Хуора перед тем, как он наконец смог достичь Сокрытого Града.

0

5

http://s018.radikal.ru/i527/1201/7e/79d9f7772418.png
Красный закат

Хотим сразу предупредить читателей, что дальнейшее продолжение истории трактуется более ранним источником. Собственно, многие из этих событий не были упомянуты в книге Сильмариллион и более поздних текстах и даже в чем-то отличаются от них, но к ним пришлось прибегнуть из-за отсутствия чего-либо более детального.

В тот же день, когда Туор вошёл в Гондолин, он предстал перед королём Тургоном. Долгая беседа ждала их, и всеми силами старался Посланник Судьбы убедить короля, что пришла пора выйти из Окружных гор и отправиться на Юг, дабы дать Врагу битву - самую жестокую из всех, но выигрышную для сил Света. Говорил он столь яро потому, что Ульмо вложил в уста его нужные слова. Но непреклонен был Тургон в своём стремлении остаться в городе, ведь его любовь к Гондолину была велика, а также он не хотел рисковать своим народом.
Тогда Туор остался в городе и многому научился у его жителей - к примеру, строить из камня и класть кирпичи, тесать гранит и мрамор, обрабатывать металлы и работать в живописи. Прошло время, и он сделался  более могущественным, чем раньше, и узнал многое, что было неведомо до сих пор ни одному смертному мужу. Дом же себе выстроил Туор на южной стене из-за любви к просторам и нежелания иметь рядом с собой соседей.
Он долго питал любовь к дочери короля, Идриль, и она тоже полюбила его. Не видя причин отказывать гостю, Тургон дал согласие на их женитьбу. И событию этому радовались все, исключая одного Маэглина. Позже у этой пары родился сын, которого назвали Эарендилом и который в будущем стал одним из величайших героев Арды.

Мирно шла жизнь в Гондолине. Там было двенадцать славных и великих Домов. Одним из них командовал сам король, и цветами его воинства были белый, золотой и красный. Второй Дом, Ласточки, возглавлял Дуилин, и воины его одевались в белые, тёмно-синие, пурпурные и чёрные одеяния, а на шлемах носили перья. Одежды третьего Дома, Небесной Дуги, обладавшего несметными сокровищами, блистали всеми цветами радуги, и над ними стоял Эгалмот. Оба эти дома славились прекрасными лучниками.  Были также в Гондолине два рода, возглавляемые лишь одним предводителем, имя которого – Пенлод. И носили они названия Столп и Снежная башня. Шестой Дом, Древа, возглавлял Галдор, и он имел славу одного из самых доблестных Домов, а воины этого Дома носили зеленое. Седьмым из двенадцати командовал прекрасный Эктелион, владыка Фонтанов, и звуки серебристых флейт каждый раз звучали перед тем, как эти воины вступали в битву. Восьмой представляли эльфы Дома Золотого Цветка, возглавляемые Глорфинделем, с золотыми, как солнце, нарядами. Девятый Дом, самый искусный из всех, назывался домом Гневного Рога. И было там много лучших мастеров. Следующим народом в городе были эльфы из Дома Арфы. Это были доблестные воины, но их предводитель был трусом. И наконец два последних дома возглавляли сами Туор и Маэглин, но то были самые малочисленные воинства.

http://s019.radikal.ru/i631/1206/95/3bd25cc8dcb7.png
Герба большинство домов Гондолина. Работа неизвестного художника.

Прошло много лет с прибытия Посланника в Гондолин, и вокруг королевства начали показываться соглядатаи Врага. Неспокойно было на сердце Идриль. Не лежала её душа к Маэглину. Поэтому она попросила  супруга сделать подземный ход, который вёл бы за пределы Тумладена. Прислушавшись к ценному совету, Туор начал вершить сей тяжкий труд, отобрав доверенных эльдар и сохранив свою работу в тайне.

И вот случилось так, что Маэглин снова вознамерился отправиться в горы. Там он зашёл слишком далеко, чем привлёк внимание орков, оказавшихся рядом. Слуги Врага схватили эльфа и хотели его убить, но тот пообещал поделиться с Морготом важными сведениями, что его и спасло. Но ему пришлось проследовать с орками в Ангбанд.
В Чёрной Бездне Моргот внимательно выслушал Маэглина и стал вынашивать чёрный план уничтожения народа Тургона. В награду за сведения эльфу были обещаны важный пост военачальника и, конечно же, дочь короля, Идриль, которую Маэглин желал больше всего.
Позже племянник Турукано всё-таки вернулся домой, и это возвращение не противоречило планам Врага, которому нужно было, чтоб никто не заподозрил важные приготовления.

И вот когда прошло седьмое лето со дня пленения Маэглина, Мелькор отозвал всех своих соглядатаев, ибо теперь знал все нужные тропы и каждый уголок в Окружных горах. С помощью искуснейших кузнецов и колдунов  он смог создать полчища огромных чудовищ из железа и огня, каких до тех пор ещё не видел мир. Одни из них были так искусно созданы, что могли медленно струиться по поверхности сплошной рекой и переползать через любые препятствия. Нутро этих тварей было полым, и в нем по приказу Моргота скрывались самые жестокие орки с копьями и ятаганами. Другие чудища состояли из бронзы и своим дыханием были способны обратить любое встречное существо в пепел, а того, кому удалось избежать подобной гибели, могли попросту затоптать. Были также твари и из чистого огня, извивающиеся подобно нитям растопленного металла.
На город вскоре пала суровая зима. Снег в Окружных горах достигал небывалой глубины. Но в свой черёд явилась и весна, растопив белоснежное одеяние гор. Сердца гордых гондотлим воспрянули. Они с нетерпением ожидали праздник Тарнин Ауста, Летние Врата, который в Гондолине почитался одним из величайших. С незапамятных времён эльфы хором приветствовали наступление лета, и вот, когда солнце опустилось за пики гор и дивный народ стал с весёлым нетерпением поглядывать на восток, небо вдруг озарило алое пламя, которое постепенно начало разрастаться...

0

6

http://s018.radikal.ru/i503/1201/33/546805af8231.png
Уличные бои

Недоумение народа сменилось ужасом. От северных гор примчались запыхавшиеся всадники с вестью об огненных полчищах и о тварях, подобных драконам. Улицы и переулки наполнились рыданием жен и детским плачем, а на площадях стали собираться воинские рати.
До полуночи оставалось всего лишь четыре часа. Железные змеи уже успели заползли на равнину Тумладен, а огненные - спуститься на нижние склоны. Не теряя даром времени, Тургон созвал великий совет, куда явились Туор, Маэглин и другие владыки Домов Гондолина.
Мнение гордого сына людей было таковым – сделать вылазку, пока ещё не стало слишком светло и слишком жарко, и многие поддержали его. Но Маэглин и не желающий покидать город Салгант напомнили королю о великих богатствах Гондолина и о его огромных арсеналах. И тогда король принял сторону этих двоих, так как любил красоту белого града и не хотел оставлять ничего на растерзание врагам. На этом и окончили собрание.

Первоначальное расположение воинов Гондолина.

http://s017.radikal.ru/i438/1204/53/16232e89f282t.jpg

И вот чудовища пересекли, наконец, равнину, и белые стены заалели от их огня. В тварей полетели стрелы, но эти старания ничего не могли дать. Вскоре раздались возгласы надежды, ибо казалось, что драконы не смогут взобраться на чересчур крутой склон холма Амон Гварет, а пламя, которое они выпускали, потушат водные потоки. Но там, где вода соприкасалась с огненными драконами, поднимались высокие столпы пара, и стало так жарко, что все источники в городе сделались горячими, кроме королевского фонтана.
Но вот Готмог, предводитель балрогов, приказал железным тварям сгрудиться у северных ворот. Огромные кольца дотянулись до самого порога и начали расшатывать стены и башни. И хоть укрепления выдержали натиск,  тяжёлые врата обрушились с большим грохотом. Бездумных тварей тут же осыпали дождём стрел и камней из катапульт и боевых машин, но лишь гул слышался от ударов по стальным бокам, и более никакого вреда им причинить было невозможно.
Внезапно ящеры, полые внутри, отворились, и в брешь хлынули бесчисленные полчища орков. Но тут прозвучал зычный голос, и весь народ Гневного Молота и Древа с криками ринулся  на врага. Гром ударов начал разноситься по округе, а орки стали падать, будто осенняя листва на ветру. С неба же хлынули на них стрелы родов Ласточки и Небесной Дуги, но из-за дыма и суматохи гневный дождь одинаково побил как врагов, так и гордых защитников Гондолина. Битва была жестокой, но, несмотря на всю доблесть светлых эльфийских дружин, их смогли оттеснить, и северная часть города оказалась в руках чёрного воинства.

Битва за пролом.

http://s019.radikal.ru/i627/1204/43/8511aad82abft.jpg

В это время Туор вернулся домой, чтобы убедиться, что с его женой и сыном всё в порядке. И там увидел он, что Маэглин его опередил. Положившись на то, что в северной части города долго будет идти битва, Сумрачный эльф решил вспомнить о своих коварных замыслах. Отправив к Мелькору посланцев с советом перекрыть выход Пути Избавления, он решил схватить Эарендила и швырнуть того в огонь. Но гнев подоспевшего Туора был ужасен -   вскоре после недолгой битвы воин сломал эльфу предплечье той руки, в которой он держал нож, а потом схватил его за пояс и выбросил со стены на камни и в огонь. Так пришёл конец землекопу, и давнее предсказание Эола всё-таки возымело силу. 

А битва у ворот всё не оканчивалась. Огненной стрелой балрога был поражён на стене Дуилин. Другие дроты взмыли ещё выше в воздух, и тут же город за спиной защитников запылал жарким пламенем. Тогда громко возопил Рог и повел своих воинов на великий подвиг. Мощь огромных молотов и неудержимая ярость вели их вперёд, ближе к вратам. И от их оружия падали многие орки и балроги, которые раньше считались непобедимой силой Моргота. Нолдор вырывали у них огненные бичи и ранили их тела, как раньше те жгли и мучили пленных эльдар.
Тогда Готмог придумал коварный план, как заманить народ Молота в западню. Он приказал своим балрогам принять бой, а затем изобразить отступление. Другим войскам, как только эльфы решились бы пойти в атаку, было поручено закрыть пути отхода. Думая, что Рог решит пробиваться обратно, Готмог рассчитывал на большие потери со стороны врага.
Но Рог не повернул назад, попав ловушку. Вместо этого свой гнев он обратил на тех, кому было поручено обманом погубить его народ, – и балроги бежали уже не из хитрости, а по необходимости. Рог выгнал их на равнину, но вскоре превосходящие силы балрогов и орков одолели защитников. Так пали все вокруг кузнеца, да и он сам бился до последнего, пока не поглотили его жар огня и железо.

Пик сражения за город.

http://s15.radikal.ru/i188/1204/af/e9bdb0a1461ct.jpg

Орки Моргота успели занять ворота и захватить все северные улицы, почти до самого центра. С белых стен ими было сброшено множество эльфов народов Ласточки и Небесной Дуги. Но, видя на улицах горы трупов своих товарищей, они стали держать совет. Потери их казались куда большими, чем они рассчитывали, а потери защитников города - куда меньшими. К тому же многие орки устрашились подвига Дома Гневного Молота и гибели стольких балрогов, на которых они так рассчитывали. И поэтому решением их стало удерживать то, что было захвачено, пока бронзовые змеи не смогут войти в город. Но им нельзя было терять времени, так как пламя драконов могло и иссякнуть.
Но не успели они отправить гонцов, как из рядов гондотлим послышалась нежная музыка. Тут же на ошарашенных врагов набросились резервы короля Тургона – Дом Эктелиона, который до тех пор ещё не бывал в гуще схватки. А рядом с ним выступили и воины Белого Крыла во главе со своим предводителем, Туором. Оба вождя крепко рубились, пока не обрушился кусок западной стены и вперёд не выползла огромная тварь. Перебив огромное число врагов, Эктелион был ранен в руку, но выжил благодаря Туору. Надвигающаяся тварь чуть не раздавила гордого воина людей, но огромная секира смогла нанести тёмному чудищу глубокую рану.

Натиск сил Моргота продолжается.

http://s40.radikal.ru/i088/1204/60/a7915321c436t.jpg

Отступая перед врагом с остатками своего воинства, Туор нашёл Галдора, который защищал западный проход на Площадь Источника. Выжившие смогли зайти на площадь, но по совету Туора отступили к дворцу, где собрались последние защитники Белого Гондолина.
Едва они ступили туда, как послышался шум. Златовласый Глорфиндель, воины которого до этого выдержали битву у Большого Рынка, отступили к королевскому дворцу, хотя бились несколько часов подряд. А за ними шли торжествующие враги, многих из которых, впрочем, скоро настигли ушедшие от своего предводителя воины Дома Арфы. Струсив, Салгант закрылся в своём доме, и его народ, видя подобное малодушие, решили без его приказов направить свой гнев на врагов и броситься в жерло огня битвы. Но, продолжая безоглядно наступать, многие из них нашли свою гибель в огне пожара или в дыхании змея, что ждал их на рыночной площади.

0

7

http://s018.radikal.ru/i503/1201/33/546805af8231.png
Побег из огня

Туор и Глорфиндель принялись перегораживать все выходы на площадь, оставив свободным только южный. Оттуда и пришёл Эгалмот, которому было поручено стрелять из катапульт по врагам. Но тот давно решил, что сейчас нужнее рукопашный бой, чем стрельба со стен, и, собрав вокруг себя воинов Радуги и Ласточки, отбросил лук. Сперва они пробирались по городу, помогая тем, кого могли найти, но потом им удалось прорваться к дворцу, где Эгалмота радостно приветствовали, так как уже считали погибшим.
И вот бесчисленные твари Мелькора собрались с силами. С севера, востока и запада к Королевской площади приползли семь огненных драконов, вокруг которых собрались балроги и орки. На завалах началась резня. В конце концов дракон прорвался через северный проход. Туору пришлось отступить к фонтану, где его сбил с ног огромный балрог, Готмог, военачальник Мелькора. Но Эктелион встал и заслонил собой человека. Не имея более при себе другого оружия, он вонзил в грудь злодея остриё своего шлема, и демон взвыл от боли, а затем оба воина, сцепившись, покатились в фонтан, где и нашли свою погибель. С тех пор многие считают подвиг Эктелиона одним из величайших деяний тех времён.
Враги начали колебаться, видя смерть своего военачальника. В этот момент в схватку вступил королевский дом, и сам король сражался наравне со всеми. Многих балрогов зарубили они и даже загнали огненного дракона в пруд, где он погиб. Но с этим и прекрасному водоёму пришёл конец.

http://s010.radikal.ru/i311/1206/2f/ca5e9d805b5c.png
Падение города. Неизвестный художник.

Оставшиеся защитники собрались около Глингала и Бельтиля. Туор рассказал о своём подземном ходе, но Тургон наотрез отказался покидать город и вместо этого поднялся на свою башню. Долго между эльфами шли споры, но приближение огненного дракона заставило их поспешить с отступлением.
Выжившие добрались до Гар Айниона, Площади Богов, удивлённые, что их никто не преследует. А причина  крылась в том, что в это время на Площади короля башню Тургона окружили со всех сторон. Основание башни было разрушено, и она рухнула на землю, унося с собой жизнь первого и последнего короля Гондолина, одного из величайших из нолдор...
Эльфы столпились в южной части города. Милостью валар они вошли в подземный ход незамеченными. Последние заложили вход изнутри, а  потом со всех ног бросились догонять остальных. Земля дрожала, с потолка падали камни. Было невыносимо жарко из-за драконов, которые были над ними, на поверхности. Число эльфов уменьшилось, по крайней мере, на десятую часть, но вот, наконец, они достигли выхода, который вёл к большой, заросшей кустарником впадине. Там их ожидало много женщин и детей, и все они плакали от усталости и горя.
Теперь нужно было решать, каким путём выбираться из Окружных гор. Туор настаивал на Кристорне, но всё-таки немалое число мужчин и женщин отделились от остальных и направились к Пути Избавления - где их поджидал огромный монстр. Остальным необходимо было пройти семь лиг к подножью гор, а потом ещё две до перевала, хотя все они выбились из сил.
День потребовался им, чтобы дойти до скалы, за которой уже невозможно было видеть пылающий город. Трава сменилась камнем. Солнце постепенно садилось за горизонт.

Перевал тот был очень холодным и опасным местом, и ещё более опасным - для уставших и израненных жителей, которым нужно было идти во тьме, без света фонарей и ламп. Ночь опустилась быстро, и у подножья перевала гондотлим растянулись длинной цепью.
Но вот на середине пути на них набросились какие-то тени. Сверху, на головы эльфов, посыпались камни. Туор испугался, поняв, что они попали в ловушку. К тому же ему принесли весть, что с тыла, где находился Глорфиндель, на них напали и другие рати, в рядах которых находился балрог. Стало казаться, что все усилия выживших окончились крахом, но тут показалась луна. Тогда поднялся в воздух Торондор, повелитель орлов, и гордые птицы налетели на орков, сбросив многих из них с обрыва. А там, где командовал Глорфиндель, разгорелась жаркая схватка. Эльф сумел отрубить тёмному демону руку и сбросить его самого вниз. Но, падая, балрог схватил гордого нолдо за волосы, и оба рухнули в тёмную бездну...

Мало кто может поведать о пути уцелевших. Туор вёл беженцев со всей быстротой и скрытностью, к тому же, хоть Моргот и знал об их побеге, его прислужники понесли слишком большие потери, чтобы продолжить преследование. Так, после года с лишним скитаний, выдавшимися холодными и голодными, беглецы вышли, наконец, к потоку Сириона. Здесь их вёл уже Воронвэ, ибо однажды летней ночью он уловил в воде шепот Ульмо...
***
Напоминаем, что представленный вариант является очень ранним текстом Профессора. Такие явления как "железные и огненные драконы", а также "катапульты", "молоты" и некоторое другое вряд ли могло быть в поздней истории Средиземья.

Итог

Победа была на стороне Моргота. И хотя многие защитники Гондолина пали, обессмертив себя подвигами,  всё-таки последнее из королевств эльдар в Белерианде обратилось в прах. С другой стороны, прибытие Эарендила в Гавани Сириона ускорило окончательное низвержение Моргота. Из-за этого роль, отведённая Гондолину судьбой, могла считаться исполненной.

0

8

http://s018.radikal.ru/i519/1201/ec/72fc7d84f673.png

Клинки и свитки

Велико было умение мастеров Ондолиндэ, больших высот достигли их кузнецы. Одним из самых известных изобретений является особая сталь и ковка, после которой мечи приобретают свойства светиться при приближении врагов, а раны, ими нанесенные, становятся чрезвычайно опасны, смертельны для любых созданий Тьмы. Особой историей обладают три из таких клинков: Гламдринг – Молотящий врагов (при этом корень glam относится, скорее, к значению «орк»), Оркрист – Рубитель гоблинов, и Маэгнас – Погибель паука.
Гламдринг - меч, принадлежавший королю Гондолина Турукано. Если опираться на описание, приведенное в «Неоконченных сказаниях», то он был белым с золотом в ножнах из слоновой кости. На клинок были нанесены руны, гласившие «Тургон, король Гондолина, носит и владеет мечом Гламдрингом — врагом королевства Моргота, сокрушителем орков». Сами же орки боялись этого меча и называли его «Колотун».
О первых владельцах Оркриста и Маэгнаса неизвестно ничего, кроме прозвища первого, данного орками – «Кусач». Из этого можно лишь сделать вывод, что меч этот в Первую Эпоху был знаком порождениям Мрака и серьезно прореживал их ряды во время битв.
Подробнее описывается история этих трех мечей уже в Трьетью Эпоху. Неизвестно, как они уцелели при разрушении Белого города, в какие руки попали и где лежал их путь во Вторую и начало Третьей Эпохи. Но были они найдены в сокровищнице троллей отрядом из тринадцати гномов и одного хоббита, сопровождаемые мудрым волшебником Гэндальфом Серым, который знал о них и об их свойстве гореть синим или белым огнем при приближении орков. При этом отмечается, что руны на Гламдринге он не смог разгадать – помог ему в этом Элронд Полуэльф уже в Ривенделле. Так эти мечи стали частью истории Третьей Эпохи.
Оркрист взял себе Торин Дубощит, и множество гоблинов полегло от него в Битве Пяти Воинств – клинок оправдал своё имя, и был положен в могилу короля гномов. Так завершился путь Рубителя Гоблинов.
Гламдринг перешел к Гэндальфу и не раз предупреждал мага и его спутников о грозящей опасности и сокрушал врагов на его пути. После Падения Саурона волшебник забрал его с собой, на Запад.

http://s019.radikal.ru/i611/1206/c1/be92a738521d.png
Рисунок Маэгнаса неизвестного художника

«Маэгнас – погибель паука» - гласили руны на том клинке, что достался Бильбо Бэггинсу. Но после столкновения хоббита с пауками в лесах Сумеречья он получил новое имя – Жало (в переводе Григорьевой - Шершень). Потом клинок перешел Фродо Бэггинсу, а перед отплытием Хранителей Колец Власти на Запад он подарил его Сэмуайзу Гэмджи, и впоследствие Маэглас стал реликвией рода Гэмджи.
Отдельного разговора заслуживают и летописи - труды выдающегося мудреца и лингвиста Пенголода, жившего в Гондолине с момента его основания и до падения. Ему удалось спасти свои заметки и свитки и позже, в Гаванях Сириона, завершить исследования. Он интересовался и языками народов, населяющих Арду (он знал ваньярин, нолдорин и телерин, разбирался во всем многообразии синдарина, был знаком с нандорином и архаичным вариантом кхуздула). Часть трудов повествует об истории эльдар Белерианда, часть посвящена великим и судьбоносным событиям.
Основные работы Пенголода, посвященные истории, культуре и языкам Белерианда:
1. «Падение Гондолина».
2. «Лэ о Берене и Лютиэн» (в стихах).
3. «Дети Хурина».
4. «Ранние Анналы Белерианда», начатые в Гондолине, затем продолженные в Гаванях Сириона и, после возвращения на Запад, в Тавробеле на Тол-Эрессеа.
5. Пеннас, или История гномов.
6. Ламмас, или История языков, написанная им на Тол-Эрессеа.
7. Квента Сильмариллион.
8. Не имеющая названия работа по языкам Белерианда, в которой приведены фрагменты песен Даэрона, написанные рунами Даэрона.
9. «Дангвет Пенголод». Ответ на вопрос, как случилось, что языки эльфов менялись и разделялись.
10.  «О лембасе». Эссе об эльфийском дорожном хлебе.
11. «Эльфийские пальцы и числительные».
12. «Осанвэ-квента». Исследование передачи мысли.

0

9

http://s018.radikal.ru/i514/1201/f5/2b47808cfeb0.png

Помимо битв мы также не забываем о нашей форумной колонке. И на сей раз мы бы хотели взять интервью у одного из членов администрации, который любезно согласился с нами встретиться.

Сэм:
Добрый день, Алдарион. Имя моё вам хорошо известно, поэтому предлагаю приступить сразу к вопросам. Готовы ли вы ответить на них?

Алдарион:
Приветствую, пожалуй, готов

Сэм:
Замечательно. Тогда первый вопрос, каким образом вы оказались на форуме и что вас лично в нём заинтересовало?

Алдарион:
Путь на сей форум указал мне верховный король нолдор, за что я ему премного благодарен. Заинтересовали в первую очередь неизбитость сюжета и высокий уровень каноничности игры. Ну и желание попробовать себя в роли Алдариона также имело место быть. Кроме того, остальные проекты администрации сего форума, на которых мне довелось поиграть, оставили исключительно приятное впечатление.

Сэм:
Что вы можете сказать о людях, играющих на ролевой?

Алдарион:
Просто замечательный коллектив. Все игроки на удивление грамотные, талантливые и адекватные.

Сэм:
Довольны ли вы своей игрой? Есть ли у вас любимый пройденный эпизод, который вам больше всего запомнился?

Алдарион:
Ну как сказать, своей игрой я никогда не бываю абсолютно доволен, но особых претензий к себе пока не имею. Что же касается эпизодов, то на данный момент я крайне заинтересован в дальнейшей игре с Эрендис в квесте "В поисках взаимопонимания", поскольку там предоставлены все условия для более полного раскрытия внутреннего мира персонажа.

Сэм:
А насколько близок вам его внутренний мир? Считаете ли вы, что Алдарион всегда верно поступал в этой истории? Поддерживаете ли его позицию?

Алдарион:
Оценивать правильность чужих поступков, пожалуй, прерогатива Намо)) Однако мировоззрение персонажа разделяю почти безоговорочно. В его ситуации и с его характером иная стратегия поведения кажется мне совершенно неприемлемой. Но сие исключительно субъективное мнение, никоим образом не претендующее на звание "абсолютной истины"

Сэм:
Как вы думаете, могло ли у пары Алдариона и Эрендис что-то получиться? Или их союз неизбежно был обречён на распад?

Алдарион:
Я в принципе не верю в предопределение. В том, что все закончилось тем, чем закончилось, виноваты исключительно сами герои повести, неосознанно, но очень настойчиво лишающие себя права на счастье. Хотя грех не отметить того факта, что "стартовые характеристики" персонажей совершенно не способствовали их гармоничному сосуществованию.

Сэм:
Кого вам больше всего жалко в этой истории?

Алдарион:
Анкалимэ.

Сэм:
Не могу не спросить почему.

Алдарион:
Потому что действия ее родителей, пытавшихся воздействовать друг на друга посредством дочери, привели к непоправимым изменениям в психике ни в чем не повинной девочки, что впоследствии крайне негативно сказалось на ее дальнейшей жизни.

Сэм:
Понятно. И напоследок такой вопрос. Какие идеи вы бы хотели воплотить в жизнь, какое будущее видите у форума?

Алдарион:
Если меня посетят какие-нибудь конструктивные идеи, я непременно ими поделюсь, однако на данный момент положение вещей меня более чем устраивает. Строить прогнозы на будущее я не берусь, но лично я готов сделать все, что от меня зависит, для дальнейшего развития и процветания форума.

Сэм:
Спасибо за ваши ответы! Что вы можете пожелать нашим пользователям, читающим журнал?

Алдарион:
Приятной и активной игры, творческих успехов и удачной самореализации)

Сэм:
Спасибо ещё раз. Удачи вам *улыбнулся*

Алдарион:
Вам также))

0

10

В следующем выпуске:
Войны Гондора с восточными народами и силами Тьмы не утихали всю Третью эпоху. Среди них весьма существенное историческое значение имели нашествия кибитников, которые принесли немало зла потомкам нуменорцев.  Впервые представители этого племени потревожили земли дунэдайн в  в 1851-ом году Т.Э. Спустя пять лет состоялось крупное сражение за Андуином, в результате которого погиб король Нармакил II, и был потерян Рованион. Ни последующее восстание попавших в рабство северян, ни победоносная битва  при Дагорлад так и не привели к окончательному освобождению земель, попавших под власть кибитников. Более того, в 1944-ом году, объединившись с харадрим, они нанесли по Гондору решительный удар, который едва не привел к гибели королевства.

0


Вы здесь » Журнал "Великие битвы Арды" » Журнал "Великие битвы Арды" » Журнал "Великие битвы Арды". Выпуск №5 Падение Гондолина


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC