Журнал "Великие битвы Арды"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Журнал "Великие битвы Арды" » Журнал "Великие битвы Арды" » Журнал "Великие битвы Арды". Выпуск №7 Битва в Хельмовой Пади


Журнал "Великие битвы Арды". Выпуск №7 Битва в Хельмовой Пади

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://s019.radikal.ru/i640/1206/fc/7816fc75d9dd.png

В ночь с третьего на четвертое марта 3019 года воинство Сарумана, состоящее из орков и дикарей Дунланда, начало штурм Хельмовой Пади - Роханской крепости, которая доселе считалась неприступной. Первую атаку противника удалось отразить, однако армии Белого Мага значительно превосходили защитников крепости численностью, кроме того, нападающие воспользовались «ортханкским огнем»  - взрывчатым веществом, созданным Саруманом. Несмотря на мужество и доблесть рохиррим, дикари и орки постепенно прорывали оборону, вынудив  защитников укрыться в Хорнбурге. Теоден и его воины были близки к отчаянию, когда на рассвете со стороны Изенских Бродов прибыло подкрепление,  возглавляемое  Эркенбрандом и Гэндальфом, что кардинально изменило ход сражения…

Содержание

2 - Страны, народы, быт. Вторая и третья ветвь королей. Поздняя история Рохана.
3 - Предыстория. Поход на север. Охота Эомера за орками.
4 - Исторические личности. Леголас и Гимли. История великой дружбы.
5 - Исторические личности. Теоден Старый. Великий король.
6 - Ход событий. Битва в Хельмовой Пади. Сражение в ущелье.
7 - Ход событий. Падение Изенгарда. Конец Белой длани.
8 - Палантир форума. Новости форума.
9 - В следующем выпуске. Что ждёт вас дальше?

В разработке участвовали:

Галдор - главный редактор.
Raysil - редактор.
Alma - корректор, редактор.
Гилнарэ - редактор.

Битва в Хельмовой Пади в датах

26.02- Разброд среди Хранителей. Похищение Мерри и Пина.
29.02 - Битва Эомера с орками. Мерри и Пин встречают Древня.
30.02 - Арагорн, Леголас и Гимли встречаются с отрядом Эомера.
1.03 - Арагорн и его друзья встречают Гэндальфа.
2.03 - Гэндальф "исцеляет" Теодена. Энты отправляются в поход на Изенгард.
3.03 - Битва в Хельмовом ущелье. Разрушение Изенгарда. Осада Ортханка.

0

2

http://s018.radikal.ru/i501/1201/c9/aab638034eb8.png
Вторая и третья ветвь королей. Поздняя история Рохана
Рохиррим, или эотеод, как они называли себя на своем языке, были сродни беорнингам и жителям западной окраины Лихолесья. Род Эорла восходил к королю Рованиона, еще до нашествия кочевников владевшим Бурыми Равнинами и просторами от Лихолесья до Рунного Моря. Таким образом, рохиррим не без основания считали себя в родстве с королями Гондора - потомками Эльдакара. Жить они предпочитали на открытой равнинной местности, занимались коневодством и были прекрасными наездниками. Гонимые Тенью Дол Гулдура, они переселились на север, к истокам Андуина, между самыми дальними отрогами Мглистых Гор и северными окраинами Лихолесья.
Когда в 2510 году Третьей Эпохи в Гондор вторглись горные орки, а затем был захвачен Каленардон, правитель Гондора послал на север за помощью. Как только до Эорла дошли вести о бедах Гондора, он немедля выступил во главе большого отряда Всадников. Он успел к битве на полях Келебранта, обрушив на тылы противника неожиданный и сокрушительный удар и тем самым склонив чашу весов в сражении на свою сторону. В благодарность за помощь правитель Гондора Кирион отдал Эорлу Каленардон,  к этому времени совсем обезлюдевший сначала от моровой напасти, а потом от набегов вастаков. Всадники доставили с севера жен с детьми и начали обживаться на новых землях. Гондорцы назвали страну Роханом, а ее жителей - рохиррим, Повелителями Коней. Так Эорл стал первым Королем Рохана, свободной страны, живущей по собственным законам, но в вечном союзе с Гондором.
Первая династия Рохана, от Эорла до Хельма Железнорукого, насчитывала девять гордых властителей. Основателем второй ветви королей стал Фреалаф, сын Гильды, сестры Хельма. При Фреалафе в Изенгарде поселился Саруман, а дунландцы,  заклятые враги рохиррим и исконные жители Каленардона, были частично изгнаны, а частично покорены. Дальнейшие времена правления королей Второй линии нередко омрачались войнами. На земли рохиррим совершали набеги орки, росло и могущество Сарумана, замыслившего предательство. К концу Третьей эпохи он сумел подчинить себе  короля Теодена, последнего из Второй династии.
После гибели Теодена в битве на Пеленнорском поле, королю наследовал Эомер, его племянник, сын его сестры Теодвин. Саурон был окончательно повержен, Война Кольца завершилась и настали мирные времена.
Эомер стал великим Королем. Он был молод, когда принял правление, и правил шестьдесят пять лет - дольше, чем все предшественники, кроме Алдора Старого. В Войне Кольца он сдружился с Королем Элессаром и с Имрахилем из Дол Амрота, а после войны часто навещал Гондор. В последний год Третьей Эпохи он женился на Лотириэль, дочери Имрахиля. Его сын, Эльфвин Светлый, унаследовал трон Рохана.

http://s019.radikal.ru/i611/1206/48/149d3e691679.png
Герб Рохана

Население Рохана становилось все многочисленнее, огромные табуны коней паслись на равнинах. Гондором и Арнором правил король Элессар. Под его рукой объединились все исконные гондорские владения, и только Рохан оставался независимым королевством. Король Элессар подтвердил дар Кириона, а Эомер снова принес клятву Эорла и впоследствии оставался верен ей, ибо Королю Запада еще не раз пришлось побеждать врагов, прежде чем остатки союзников Саурона были разгромлены до конца. Куда бы ни призывали Короля Элессара ратные дела, повсюду был с ним Король Эомер - и за Рунным Морем, и на далеких просторах юга Белый Конь на зеленом поле реял рядом с Белым Древом, осиянным звездами...

+1

3

http://s018.radikal.ru/i527/1201/7e/79d9f7772418.png

Поход на север. Охота Эомера за орками.

Саруман по приказу Саурона начал собирать армию и готовиться к войне. Он привлёк к себе на службу орков, наездников на волках и дунландцев, отрезав рохиррим от Врат Рохана, так что страна оказалась осаждена и с востока, и с запада. Урук хаи тем временем получили от своего хозяина приказ захватить Кольцо всевластья. Весной 3019 года орки под предводительством Углука и Гришнака отправились к Великой реке, переплыли ее и напали на отряд хранителей. Им удалось захватить в плен двух хоббитов, но не тех, что нужно. К тому же, незамеченными они не остались...

Король Теоден все больше попадал под влияние своего советника Гримы Гнилоуста - и всё меньше прислушивался к своим родичам. Но его племянник Эомер, еще в юности принявший правление Восточной маркой и бывший Третьим маршалом Рохана, видел истинное положение вещей. Несмотря на препятствия со стороны Гнилоуста, он пытался сделать всё, что было в его силах, для поддержания боеспособности роханского войска и обороны рубежей от участившихся нападений со стороны орков Сарумана. Именно поэтому, когда  разведчики сообщили о том, что с Восточной Стены движется орда орков, которые носят белые знаки Сарумана, Эомер в нарушение королевского приказа, переданного устами Гнилоуста, принял решение покинуть Медусельд . В замке оставалась только немногочисленная стража.

Подозревая союз между Ортханком и Мордором, Эомер повёл свой отряд в погоню за орками и настиг их на исходе ночи на границе Фангорна. Дойти до Изенгарда урук хаи не успели. Их окружили, и на рассвете грянула битва. Рохиррим потеряли пятнадцать человек и двенадцать лошадей. Орков оказалось больше, чем они рассчитывали. Впервые столкнувшись с урук хаями,  рохиррим обнаружили, что те гораздо сильнее и выносливее обычных орков, а вскоре к врагам подоспело и подкрепление, пришедшее с востока через Великую Реку. Но в конце концов отряд Эомера одержал победу.

После битвы его отряд столкнулся с преследующими орков Арагорном, Леголасом и Гимли, и вновь, в нарушение действующих установлений, Эомер не только не взял в плен и оставил подозрительных чужаков в живых, но даже снабдил их лошадьми.

Это «самовольство» не сошло ему с рук — по возвращении в Эдорас он по наущению Гримы был отстранён от командования и заключён под стражу, где и находился вплоть до прибытия в столицу Гэндальфа с его спутниками. После исцеления Теодена и изгнания Гримы он был восстановлен в своих правах и вместе с королём участвовал в обороне Хельмовой Пади от войск Сарумана.

0

4

http://s44.radikal.ru/i104/1201/d3/2bd4f7b81be2.png

Леголас и Гимли. История лучших друзей

Первая встреча эльфа Лихолесья и гнома Одинокой горы состоялась на Совете у Элронда в Ривенделле в 3018 году Третьей Эпохи. К тому моменту у каждого из них за плечами был свой путь, свои победы и поражения. У каждого касательно народа другого было устоявшееся мнение, и очень сложно его было назвать лестным. Уже много лет эльдар и кхазад относились друг к другу с некоторым недоверием, а временами с неприязнью – меж двумя народами лежали старые обиды и предрассудки, уходящие корнями ещё в Первую Эпоху Солнца.
Леголас был сыном Трандуила Орофериона, короля Северного Лихолесья, и одним из лучших воинов своего народа, отдавая предпочтение в оружии мощному луку и длинному кинжалу. И мало кто мог сравниться с ним в меткости. О детстве и юности Леголаса неизвестно ничего – нет указания и на точную дату его рождения, однако к моменту Похода в Мородор ему было уже больше пяти сотен лет. Он представлял народ эльдар в Братстве Кольца, и не раз его сила, ловкость и выносливость помогали в пути. И лишь в Лориэне он надолго покидал остальных, чтобы поговорить со своими собратьями, но именно в Лориэне возникла между ним и Гимли основа легендарной крепкой дружбы. Возможно, сыграла свою роль и благая сила леса, хранимого одним из великих колец – Нэньи – а возможно, как то повлияло и то, что Владычица Галадриэль, дочь короля нолдор Амана и одна из мудрейших женщин эльдар и всей Арды, говорила о мире и приязни между двумя народами.
Гимли происходил из известного рода Длинных Бород и являлся прямым потомком Дарина. Его отец, Глоин, был один из двенадцати гномов, сопровождавших Торина Дубощита к Одинокой Горе, в том походе, когда Эребор из драконьей берлоги вновь стал великим королевством гномов, а Бильбо нашел Единое Кольцо. Гимли родился в 2879 Третьей Эпохи Солнца, и его детство и становление как мастера прошло в Синих горах Эриадора. В 2941 году Глоин перевез семью в Эребор, и уже в 3018 году Гимли сопровождал его на совет в Ривенделл, на котором сразу явственно обозначил свое отношение к эльфам. Однако во время пути ему часто приходилось не просто быть и идти рядом с представителем народа, к которому он испытывал неприязнь, но и сражаться бок о бок с Леголасом. Гимли был за переход через Морию и трепетал перед тремя пиками – Баразинбаром, Зиракзигилем и Бундушатуром – и тяжело переживал гибель экспедиции Балина, который хотел вернуть Морию народу кхазад, как когда-то вместе с Торином и его тринадцатью спутниками вернул Эребор. В Лориэне гном сначала получил очень неласковый прием и крепко поспорил с Леголасом, в результате чего всему Братству какое-то время пришлось идти по Золотому Лесу с завязанными глазами. Встреча же с Владычицей Галадриэль потрясла молодого гнома, и, когда пришло время прощальных подарков, он осмелился просить у неё прядь её золотых волос. И он получил то, в чем было отказано величайшему мастеру Арды – Феанору. Позже, после войны, эту прядь Гимли поместил в алмаз, что стал одной из самых хранимых реликвий его рода и символом примирения между эльдар и кхазад.
Из Лориэна Гимли и Леголас отправились в одной лодке, и дружба их, зародившаяся в Лориэне, все крепла. Затем было сражение у Рэроса и долгий путь до Фангорна, встреча с Гэндальфом, что перевел им с Арагорном послания от «колдуньи Золотого Леса», как называли Галадриэль. На Леголаса древний лес произвел неизгладимое впечатление. Он захотел вернуться сюда после завершения их миссии, если она будет успешной, и провести под кронами Фангорна долгие дни. Он был уверен – эти деревья многое помнят и знают, а со временем он бы понял их язык.

http://s017.radikal.ru/i435/1206/6b/86dc4b80e444.png
Legolas and Gimli by John Howe

Битва в Хельмовой Пади была знаковой для Рохана и в общей войне Света и Тьмы. Много великих подвигов было совершено в том  ущелье. Во время битвы гном и эльф заключили пари – кто убьет больше орков. Лук галадрим и кинжал лесных эльфов против гномьей секиры. Во время боя Эомер, его отряд и сражавшийся рядом Гимли оказались отрезаны от крепости и были вынуждены укрыться в пещерах. И теперь из них Гимли уносил стремление вернуться. Он обошел Леголаса на одного орка (у него было 42, у эльфа - 41). Так он победил, однако Леголас был слишком рад увидеть друга живым, что только посмеялся над своим поражением. Гимли долго и красочно рассказывал сыну Трандуила о пещерах Хельмова ущелья, так что в конце концов  Леголас согласился посетить их вместе с Гимли после войны, при условии если… тот затем отправится с ним в Фангорн. Им удалось – когда они вернулись в Хельмову Падь, за их спиной был Путь Мертвых, на который они ступили вслед за Арагорном; сражение в Пелагире и Лебеннине; Пеленнорская Битва и Мораннон. Силы света победили и два друга получили возможность выполнить свои обещания.
После войны Леголас стал предводителем Итиллиенских эльфов, и много было ими сделано на благо Гондора и Итиллиена. А Гимли стал Лордом Блистающих Пещер, поскольку многие гномы вдохновились его рассказами о сияющих пещерах в Хельмовой Пади. После смерти Арагорна Леголас не смог больше противиться зову Моря, что поразил его с криками чаек на Андуине. Гимли уплыл вместе с ним. Они были последними членами Братства Кольца, отправившимися на Запад, верными друзьями, что пронесли свою дружбу через всю жизнь.

+1

5

http://s44.radikal.ru/i104/1201/d3/2bd4f7b81be2.png
Король Теоден. Судьба великого вождя.

Гондор, великое во всех отношениях королевство Средиземья, прославился не только своими обширными землями, мудрыми правителями и участием в кровавых войнах. Именно в этой стране родился Теоден, преданнейший сын своего степного края и достойный наследник Эорла.
Почему семнадцатый король Рохана появился на свет не на земле своих предков?.. Всё дело в непростом, свободолюбивом характере его ближайшего родственника. У Тенгеля, отца его, были разногласия со своим царственным родителем, не допускавшие пребывания первого в стране коневодов. Что именно послужило причиной спора и какие конкретные события усилили разрыв, нам теперь вряд ли удастся узнать. Но достоверно известно, что Тенгель снискал славу и почести на службе у Тургона, наместника Гондора, и долгое время счастливо жил за пределами родного края. Морвен из Лоссарнаха, будучи семнадцатью годами младше, стала его женой и впоследствии родила пятерых детей. Вторым по счёту был Теоден, единственный сын и наследник.
После смерти Фенгеля по просьбам народа рохиррим семья вернулась в Рохан. Преемник власти взрослел в относительном спокойствии, пользуясь доверием и любовью жителей свободной и прекрасной страны. Но, увы, небо над нашей головой не всегда безоблачно... Спустя некоторое время стало ясно, что вездесущие невзгоды не пожелали обойти стороной эту честную и справедливую душу.
Первой и далеко не последней невозместимой утратой для Теодена стала смерть жены его, Эльфхильд. Она ушла из жизни при родах, успев выполнить свою святую обязанность и подарить супругу наследника, Теодреда. Однако горя вдовца сие обстоятельство не умерило - он так с тех пор и не женился, хотя множество достойных дев попадалось на его пути. Через годы, уже после того как он стал королём, его настигла следующая беда. Вслед за своим погибшим мужем, маршалом Марки Эомундом, умерла его любимая сестра, прекрасная Теодвин, оставив двух своих детей сиротами. Но король Рохана не мог предоставить племянника и племянницу, Эомера и Эовин, произволу и без того беспощадной к ним судьбы и взялся за их воспитание, при этом относясь к ним, как к своим родным детям. Следует заметить, что позднее умер и его собственный сын, раненный в неравном бою...
Король был мудр и отважен. Большую часть времени его правления в Рохане царили мир, покой и благоденствие, ибо Теоден исходил прежде всего из интересов своей страны и своего народа, всей душою стремясь привести к процветанию вверенные его воле судьбы. Однако, несмотря на все положительные качества его характера (которые не могут подвергаться и малейшему сомнению), властитель не был достаточно проницателен, чтобы распознать в рядах своей челяди недоброжелателя - равно как и разоблачить того, кто послал его (ибо белый маг ещё со времён Тенгеля посягал на границы Рохана и оказывал тайную помощь его врагам). Теоден приблизил к себе, сделав главным советником, Гриму Гнилоуста, будучи в полном неведении насчёт его тайных намерений и доверяя ему, как самому себе. Так или иначе, это могло оказать своё влияние на ухудшение здоровья уже 66-летнего короля и не могло не послужить причиной того, что вскоре, из-за постоянных попыток Гримы рассорить своего сюзерена с родственниками и постепенно увеличивающегося влияния колдуна Сарумана, он остался в изоляции от дорогих его сердцу людей, а его разум померк - наравне с физическим обликом, не соответствующим возрасту.
Таким Гэндальф и его спутники увидели Теодена во время известных событий: "...Человек, которого так согнул возраст, что он больше напоминал гнома; но его белые волосы были длинными и густыми и белыми косами ниспадали из-под тонкого золотого обруча на лбу, в центре которого сиял большой белый бриллиант. Его борода, словно снег, покрывала колени, но глаза по-прежнему горели ярким огнем".
Однако светлые чары одержали победу над тёмными. Гэндальф Белый сумел открыть своему давнему другу глаза на происходящее, излечив его; к Теодену вновь вернулись здравый рассудок и былые силы (именно этим объясняется тот факт, что в летописях Рохана его прозвали "обновлённым"). Получив известие о войне с бывшим союзником и собрав людей, что были у него в распоряжении, он принял бой в Хельмовой Пади, величайшей из крепостей страны коневодов. Войска Сарумана были полностью повержены. После этого король направился со своими вновь обретёнными друзьями к Изенгарду, дабы нанести визит своему лицемерному противнику, который, впрочем, не отбросил своих ухищрений даже после поражения и пытался заключить мир с тем, кого хотел погубить. Но на этот раз Теоден, будучи во всеоружии, предложения мага не принял. Там же, в пределах бывших владений врага, король свёл знакомство с Мерри и Пиппином и позднее, уже по прибытии обратно в Хорнбург, привязавшись всей душою к первому, назначил того своим оруженосцем.
Затем он отправился в Дунхарроу, дабы провести смотр призванных им войск, заранее приняв решение об участии Рохана в войне против Мордора и о помощи Гондору, оказавшемуся в отчаянном положении. Именно поэтому он принимал участие в величайшей битве на полях Пеленнора и внёс немалый вклад в общее дело всех, кто не желал над собой власти Саурона, ибо появление рохиррим воодушевило защитников Города Королей и отвлекло на себя внимание вражьих ратей. В эпицентре этих событий правитель Теоден в очередной раз доказал не только свою мудрость, но и мужество, сразив многих противников, в числе которых был и вождь харадрим. Он продолжал бы обрушивать свои смертоносные меч и копьё на рабов тёмных сил, если бы не вмешательство Короля-Призрака, одного из самых сильных мордорских служителей. Раненый конь властителя упал и придавил собою всадника. Только Эовин в обличии воина Дернхельма и Мерри остались подле него и  защищали короля до последнего, не поддавшись распространяемому врагом страху. Назгул, благодаря их совместным усилиям, был повержен, но к тому времени глава Рохана находился уже при смерти. Он успел попрощаться с хоббитом и признать своего племянника будущим королём, но так и не узнал о ранении своей племянницы и том, что именно она за него вступила в бой с могучим последователем Саурона.
Так подошла к концу богатая на события жизнь семнадцатого предводителя эорлингов. В своей линии королей он был последним, так как Теодред, сын его, также встретил смерть, и потому ему наследовал Эомер, став первым представителем новой третьей династии.

Память о доблести Теодена сохранилась в сердцах его современников, и в истории Рохана его героический образ нашёл достойное отражение, и слава его не затерялась в веках...

+1

6

http://s018.radikal.ru/i503/1201/33/546805af8231.png
Битва в Хельмовой Пади

Из Эдораса вышло более тысячи человек под предводительством короля Теодена. Они спешили на помощь Эркенбранду, который со своими войсками оборонял рубежи Рохана. Третьего марта Всадники узнали, что защитников Бродов оттеснили за реку, а Эркенбранд отступил в Хельмову Падь - теперь срочно нужно было спешить ему на подмогу. Но рохиррим не успели добраться туда раньше врагов, которые встретили их в широкой речной пойме.
Засвистели стрелы, внезапно в темноте послышались чьи-то крики. Вернувшийся разведчик рохиррим доложил об орках и дикарях, преследующих Эркенбранда от самых Бродов Изена. Судьба этого гордого воина пока оставалась неизвестной, и окружение короля опасалось, что тот мог уже и погибнуть.
Войско Теодена направилось прямо в крепость по крутой каменистой тропе. В авангарде армии шли Эомер вместе с Леголасом и Гимли - стаи орков, встречающиеся им, отступали, избегая боя. Но позади шум битвы нарастал, зарево от полыхающих усадеб теперь было видно всем защитникам.
В кромешной тьме дружина перешла оборонительный вал, где королю доложили о состоянии дел. В крепости было только около тысячи человек, способных держать оружие. Услышав это, Теоден вошёл в Хорнбург, где  намеревался дать бой врагу.
Гарнизон крепости и королевскую рать решили поставить на оборону замка, а дружину Эомер отослал для защиты крепостной стены. Эта стена имела высоту около двадцати футов и была оснащена парапетом с бойницами высотой с рослого воина.

http://s52.radikal.ru/i138/1206/af/97293538654d.png
"Хельмова Падь" работы Толкина

Медленно тянулось время. Внезапно ущелье со стороны вала взорвалось орочьими воплями, боевыми криками и воем дикарей. Вал и проём в нём заполнили пылающие факелы, после чего снова стало темно. Отряд Гамлинга, начальника стражи, выступивший как заслон крепости, потратил все стрелы и вынужден был отступить под защиту крепостной стены.
Миновала полночь. Ущелье окутала тьма, воздух же как будто наполнился тяжестью. Вскоре послышался удар грома и начался холодный ливень. Полчища Сарумана стали приближаться к стенам, где их встретили градом камней и стрел. Раз за разом тёмные орды вынуждены были отступать, но с каждой атакой, снова бросаясь на приступ, они постепенно взбирались всё выше на Стену. Достигнув врат, дикари с самодельным тараном постарались сломить оборону Рохана. Но десяток воинов, под предводительством Арагорна и Эомера ринувшиеся вдоль стены к боковой дверце, смогли отразить и этот натиск. После боя почти разбитые ворота решили завалить камнями и подпереть балками.
Грозовые тучи быстро покидали небо, заходящая луна светила в полную силу. Скоро новая волна вражеских сил бросилась к Вратам, у стен Хорнбурга разгорелась отчаянная схватка. Прибавлялось количество лестниц и канатов с крюками, которые еле успевали перерубать. Арагорну и Эомеру трижды приходилось поднимать по тревоге своих уставших воинов, отбивая всё новые и новые атаки.
Новую опасность первым заметил Гимли. Десятка два орков вплавь по реке подобрались к стене, где нашли щель, через которую намеревались пробраться внутрь. С  воплем «Казад!» гном скатился со стены в самую гущу врагов, на помощь славному воину поспешил и отряд старого Гамлинга. Теперь щель предстояло завалить камнями, оставив лишь узкий проход для воды.
В это время очередной штурм набирал силу. Хорнбунг казался островком вокруг бушующего моря. Ворота полностью разбили, но впереди врагов ждал завал из камней и брёвен. Внезапно с грохотом рухнула часть стены, взметнув в воздух пламя, пар и дым. Ползучий огонь Ортханка всё-таки исполнил свою роль. Тут же около сотни лестниц поднялись на Стену, и орки обрушились на защитников крепости, как молот на наковальню. Роханцев начали теснить в глубь ущелья, к пещерам. Остальные решили пробираться к крепости.
Арагорн вместе с Леголасом подбадривали уставших воинов и помогали им отбивать атаки. Внизу у стен рвались языки пламени, дрожали камни.

Вскоре арка ворот рухнула, и ущелье откликнулось многозвонным эхом. Звук прозвучавшего Рога Хельма всё набирал силу, от чего орки падали на землю и зажимали уши. Вперёд выступила королевская конница – последнее, что оставалось у защитников Хорнбурга. Ни орки, ни дикари, не успев организовать сопротивление, падали, как листья, от мечей могучих Всадников.
Грозным ураганом отряд Теодена пронёсся от Ворот Хельмовой Пади до бывшего оборонительного вала и здесь замер в изумлении. Там, где вчера зеленели травянистые склоны, неожиданно оказался могучий лес, а на близкой вершине западного гребня стоял величественный всадник, трубящий в рог. Это оказался Эркенбранд с подкреплением.
Рати Сарумана охватила паника. В крепости снова зазвучал рог, и через пролом вновь ударила королевская конница. С перевала спустился отряд Эркенбранда, с которым появился и Гэндальф, ушедший ещё накануне битвы. Орки в ужасе заметались между отрядом Всадников и тёмным лесом, и, выбрав, как им казалось, наименьшее зло, кинулись под своды таинственной зелени. Ни один из них не вышел оттуда живым…

Итог

Оборону Хорнбурнга держало около двух тысяч воинов, которые смогли продержаться до рассвета. Саруман проиграл битву за Рохан - но ценой победы были жизни многих защитников крепости.

0

7

http://s018.radikal.ru/i503/1201/33/546805af8231.png
Падение Изенгарда

Пока в Рохане бушевала война, Мерри и Пиппин – хоббиты из Шира, смогли побудить могучих пастырей деревьев к действиям. Энты много дней вели совет между собой, после чего пришли к решению пойти на Изенгард, чтобы отомстить за все раны, нанесённые злом природе.
Подойдя к стенам могучей крепости, энты остановились, наблюдая, как огромная армия, та самая, которая атаковала Хорнбурнг, направляется на юг из стальных ворот. Через час, когда войско, наконец, покинуло Изенгард, Фангорн постучал в ворота и начал звать Сарумана, но ему ответом был лишь град стрел. Рассердившись не на шутку, энты мигом превратили ворота в груду развалин, после чего стали заниматься ближайшими стенами. Оставшиеся воины покинули Сарумана, но из-за того, что хуорны полностью окружили твердыню, никто из них не смог удрать из этой ловушки.
Вскоре Саруман привёл в действия свои подземные машины, многие из которых извергали огонь, и тем самым ранил немало энтов. Окончательно разъярившись, энты устроили в Изенгарде настоящее землетрясение и начали напрасно обстреливать камнями главную башню, которая, впрочем, ничуть не пострадала, так как была создана руками нуменорцев.
Вдруг стало тихо. Фангорн попытался как-то успокоить своих товарищей. К тому же он придумал план и теперь хотел сделать всё для его осуществления.
У башни он оставил стражей, которые не должны были позволить Саруману ускользнуть через какую-либо щель. Остальные энты и хуорны начали копать ямы и канавы, строить запруды и ворочать скалы, собирая в один поток не только Изен, но и все его родники и притоки.
После полуночи энты сломали дамбу и впустили всю собранную воду через пролом в северной стене Изенгарда. Хуорны ушли на битву, а Изенгард вдруг стал похож на огромную кипящую кастрюлю. То и дело что-нибудь взрывалось. После этого настала тишина, и воды Изена начали постепенно и медленно спадать. Энты снова вернули реку в прежнее русло.

http://i043.radikal.ru/1206/a6/35527ac7658e.png
Падение Изенгарда. Рисунок Тэда Нассмита

Вскоре в Изенгард прибыли Гэндальф, Арагорн, Леголас, Гимли и Теоден со своей свитой. Предложив Саруману отдать Ортханк в качестве почётной капитуляции, Гэндальф рассчитывал заручиться помощью бывшего главы Белого совета, который мог ещё быть полезен в этой войне. Но, получив отказ, Белый маг был вынужден исключить Сарумана из ордена, а его посох сломить при помощи магии.

Теперь новым хозяином Изенгарда стал Фангорн. Он снова заполнил кольцо Изенгарда водой, в будущем намереваясь превратить это место в цветущий сад. Саруман же, воспользовавшись сочувствием Пастыря деревьев, которому невыносимо было держать взаперти живые создания, смог покинуть Ортханк, оставив, правда, ключи от башни её новому хозяину.

Итог

Кампания Сарумана в Рохане потерпела полный провал. Изенгард был разрушен и его могущество обратилось в ничто. Это дало Рохану возможность помочь Гондору на Пеленнорских полях.

0

8

http://s018.radikal.ru/i514/1201/f5/2b47808cfeb0.png

Все наши участники очень творческие и талантливые люди, поэтому в данном выпуске журнала мы бы хотели познакомить наших читателей с их стихами.

Наваждение

В мире есть неведомая сила,
Что влечет к себе неумолимо,
Рассыпает символы и метки,
Проникает в сердце незаметно.

Если ты поддашься наважденью,
Позабудь навеки о спасенье,
В веренице взлетов и падений,
В лабиринте бесконечных отражений.

В мире снов судьба тебе скитаться,
Если ты на удочку попался,
Если в мире равнодушно-черством
Ты стремишься сердцем к горизонту.

Словно вирус, в вены проникает
Ветер, что собою наполняет
Паруса, взметнувшиеся в небо
Над сосновым телом каравеллы.

Кружевные башни и мосты,
Город нереальной красоты…
Как же отыскать свой путь туда,
Где горят над морем паруса?...

Башня в тусклом лунном серебре –
Я опять сквозь мрак иду к тебе….

Алмиэль

Странник

Как замечательно всё это -
Смешно затворника веселье:
Зимою, осенью и летом
Едины участь и сомненья.

Вокруг сплошь только жизни пир,
Всея природы ликованье -
А бедный странник вновь один,
Наедине с своим страданьем.

Его спасти - не в этой власти;
Его судьба всем так чужда,
Что таковой печали пасти
Уж не узреть им никогда.

Пред ним разверзлись мира тайны,
Когда он понял, что не здесь
Зарыт предел его мечтаний -
Чужда ему земная песнь.

Глас бытия - его проклятье,
Весь мир - могильная плита.
Чужой он - в том его несчастье,
А стать родным - уж не судьба.

Вся атмосфера угнетает,
Не здесь родиться бы ему -
Не в этот век, не в этом крае...
Но важно ли сие кому?..


И он сознанье погружает
В снов странных дивные моря...
И кажется порой, пожалуй,
Что странник этот - это я.

Анкалимэ

Чёрный Витязь, Князь Ангмара

Чёрный витязь, Князь Ангмара
Тьмою твой покрытый лик
Для врагов твоих кошмаром
Будет твой холодный крик.

Знамя тёмное подняли
Полчища твоих людей
Мой владыка, повторяли –
Что на свете королей
Нет же более великих
И не будет никогда
А тех смертных –
многоликих.
Разнесёт наша орда.

В грязи втоптаны знамёна
Светлый меч зажат в камнях
В ледяной воде, студёной
Королевский пыльный стяг.
Не поднимется, не встанет
Ныне он на шест стальной
Артедайн смертельно ранит
Ветром гиблым король мой.

Арведуи кони резво
Унесут в объятья льдин
А ты сядешь думать трезво
Во дворце совсем один.
Ты ведь знаешь этих эльфов
Гондор выставит войска
Соберутся на совете
Их политика жестка.

Нас разбить, самим же слава –
В мире замысел один
И другой судьба не стала
Для тебя, мой господин.
Но стоять я буду рядом
Чёрный витязь, мой король.
И пусть гибель будет даром
Для меня, забывший боль.

Гил-Гэлад

Шелест моря

Волнует слух мне неспокойный,
Тревожный шелест серых волн.
Как будто из страны из дальней
Летит корабль, как небо чёрн.

И, знаешь, часто снится мне, что ныне
Стоит король печальный возле кромки вод,
И что в его разрушенной твердыне
Живет и здравствует опять младой народ:

"На пристани широкой и безлюдной
Стоишь ты, вечной думой обуян.
Стоишь один, и песней мира чудной
Сквозь рокот моря словно пьян.

Оно- златой венец твоих владений,
Пристанище ушедших королей.
И вереница прошлого видений
Свой круг сжимает всё сильней.

Застыв у моря словно изваяние,
Ты слушаешь его, ты тишиной объят.
В глазах твоих сияет ярко пламя,
А за спиной трепещет Дома стяг...

Скажи, король, что славился гордыней,
Что стало с городом твоим?
И почему в ночи, средь сновидений,
Я вижу этот город вновь живым?"

Но нет ответа. Только горький птичий клёкот
Мне ранит душу, сердце, и сквозь сон
Волнует слух мой неспокойный
Тревожный шелест серых волн.

Рханна

Возвращение

Шум небесного огня - за спиною.
Ветер рвет стихи из губ - их не скроешь.
Влажной тенью по стеклу - мокрым снегом.
Тает время по утру - быстрым бегом.

Ты зовешь меня в ночи мрака тенью,
Я иду на этот зов привиденьем.
Верной псицей для него стала ныне.
Для тебя - творенья часом - не отринешь?

Заплетает косы мрак - знаешь выход?
Так или тогда за ним - тихо-тихо...
Убивать, а не рождать - в этом смысл ли?
Жизнь не повернуть назад горькой мыслью.

Ветер гонит облака - вновь на запад.
В мыслях дождь, огонь - в душе снова запер.
Падай тенью по стеклу -боль не вечна,
Разбивая твой порог - новой встречей.

Свет и Тень в одной душе - в чем твой выбор?
Рассчитаешь ли судьбу болью цифр?
Так кого во Тьме костра гонит ветер? -
Шум небесного огня в новый вечер.

Эрендис

0

9

В следующем выпуске:

Дагор Браголлах, Битва внезапного пламени... Этой битвой кончилась осада Ангбанда, и для нольдор началась полоса неудач и поражений. В четвертой битве Белерианда погибли многие воины, в том числе младшие братья Финрода, Аэгнор и Ангрод, был потерян Дортонион, а цветущий Ард-Гален превратился в пыльную мертвую равнину. Кроме того, поддавшись отчаянному порыву, Верховный король нольдор Финголфин вызвал на поединок Моргота и был им убит. Что же привело к таким ужасающим последствиям?..

0


Вы здесь » Журнал "Великие битвы Арды" » Журнал "Великие битвы Арды" » Журнал "Великие битвы Арды". Выпуск №7 Битва в Хельмовой Пади


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC