Журнал "Великие битвы Арды"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Журнал "Великие битвы Арды" » Журнал "Великие битвы Арды" » Журнал "Великие битвы Арды". Выпуск №8 Битва Внезапного пламени


Журнал "Великие битвы Арды". Выпуск №8 Битва Внезапного пламени

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://s2.uploads.ru/rZMHg.png

Дагор Браголлах, Битва внезапного пламени... Этой битвой кончилась осада Ангбанда, и для нольдор началась полоса неудач и поражений. В четвертой битве Белерианда погибли многие воины, в том числе младшие братья Финрода, Аэгнор и Ангрод, был потерян Дортонион, а цветущий Ард-Гален превратился в пыльную мертвую равнину. Кроме того, поддавшись отчаянному порыву, Верховный король нольдор Финголфин вызвал на поединок Моргота и был им убит. Что же привело к таким ужасающим последствиям?..

Содержание

2 - Страны, народы, быт. Нолдор в Белерианде. Высокие эльфы.
3 - Исторические личности. Моргот Бауглир. Тёмный владыка всея Арды.
4 - Страны, народы, быт. Эдайн. Верные союзники эльфов.
5 - Предыстория. Затишье перед бурей. Нападение на халладин.
6 - Ход событий. Битва Внезапного пламени. Гибель Белерианда.
7 - Исторические личности. Финголфин. История великого короля.
8 - Страны, народы, быт. О подвиге Берена и Лютиэн. Поход за Сильмариллем. 
9 - Палантир форума. Интервью с членом администрации.
10 - В следующем выпуске. Что ждёт вас дальше?

В разработке участвовали:

Галдор - главный редактор, респондент.
Nighta - корреспондет.
Raysil - редактор, автор статей о Берене и Лютиэн и о Морготе.
Alma - корректор, редактор.
Гильнарэ - редактор.

Дагор Браголлах, Битва Внезапного пламени в датах

310 - Финрод встречает людей Беора. Он живет среди них год, а затем возвращается в Нарготронд.
312 - В Белерианд приходят Халладин. Через год появляются и люди Мараха.
375 - Нападение орков на Халладин. Гибель Хальдада и Хальдара.
455 - Битва Дагор Браголлах. Конец осады Ангбанда.
456 - Финголфин убит. Фингон становится верховным правителем нолдор.

+1

2

http://s018.radikal.ru/i501/1201/c9/aab638034eb8.png
Нолдор в Белерианде

Глубокомудрые Эльфы, Мудрецы, Мудрые, Золотые, Отважные, Эльфы Меча, Эльфы Земли, Враги Мелькора, Искусные, Любящие Самоцветы, Творцы Самоцветов, Товарищи Людей, Следующие за Финвэ – много имен было у второго рода эльдар, отправившихся в Валинор вслед за Финвэ, но вернувшихся в Эндорэ вслед за Феанором и Финголфином. Эти имена были даны не зря – этот народ эльдар отличался особым мастерством и стремлением к познанию мира, познанию Арды и всего, что в ней происходит. Многих из них Средиземье влекло в первую очередь новыми неведомыми землями – они шли познавать ее, а не воевать, но невозможно было отказаться от войны с Морготом. Однако слава их, как мудрецов сохранялась. Так, род Беора называл Фингода Фелагунда Номом – Мудрецом, а нолдор – номин, то есть Мудрые. И даже после того, как в Дориате стало известно о Резне в Альквалондэ, и квенья оказался под запретом в землях Белерианда, язык пришедших с запада остался языком науки и знаний. Он же был и государственным языком Гондолина, сокрытого города, место для постройки которого указал Турукано Нолофинвиону сам Вала Ульмо. Он же навел на мысль о создании сокрытого города и Финрода Фелагунда – так появился второй сокрытый город Высоких эльдар, Нарготронд. Один из них был сокрыт в горной долине, другой надежно прятался в пещерах Нарога, однако это было исключением – нолдор предпочитали строить свои города на склонах холмов и на открытых пространствах, и любили строить из камня. Города-крепости этого народа были не только прочны, но и очень красивы – умелые мастера создавали истинные шедевры архитектуры, что бы они ни строили: крепостную стену, дозорную башню или дом. Очень много в их городах было высоких башен, столь любимых нолдор.
Среди других родов эльдар нолдор отличались высоким ростом (отсюда и пошло прозвание «Высокие эльфы»): нэри (мужчины) – около 198 см, нисси (женщины) – около 183 см (данные на момент Великого похода), однако известно несколько князей, отличавшихся и более высоким ростом (Маэдрос Высокий, Турукано, Аракано), и крепким телосложением. Мудрые эльфы были в большинстве своем темноволосы (разве что потомки Махтана отличались медно-каштановыми волосами), сероглазы и отличались твердой волей.
В Белерианде они стали также искусными воинами, став преградой для орочьих банд севера, встав кольцом Осады вокруг Ангбанда. Они хранили мир для южных областей, и крепости их стояли нерушимо до самой Дагор Браголлах. Химринг держал Маэдрос Феанарион; Врата Маглора  - соответственно, Макалаурэ; в Таргелионе Карантир укреплял дружбу с народом казад; Перевал Аглон был пределом Келегорма и Куруфина; Дор-Ломин - владениями Фингона Отважного; Бард-Эйтель - твердыней Верховного короля нолдор Эндорэ, Финголфина; крепости Дортониона держали Ангрод и Аэгнор; Минас-Тирит был сторожевой крепостью Ородрета. Более четырехсот лет они считались неприступными, и страшили орков мечи и огонь души нолдор. Их пламенный взгляд действительно имел место быть – в глазах аманоэльдар отражался свет Двух Древ, нестерпимый для созданий Тьмы.
Но и в изгнании нолдор продолжали творить, и в обработке металлов, кузнечном и ювелирном деле они не знали себе равных. Разве что в обработке стали они немногим уступали подгорному народу казад. Но нолдор старались дружить с малым народом и, поскольку велика была их способность к языкам, даже пытались учить их язык. Стоит заметить, что и язык синдар, а впоследствии и языки людей, давались нолдор легче, чем тем же синдар - квенья.

+1

3

http://s44.radikal.ru/i104/1201/d3/2bd4f7b81be2.png
Моргот Бауглир. Тень всея Арды
   Мелькор служил и служит извечным олицетворением Зла в мире Арды. Изначально он был сильнейшим, могущественнейшим из айнур, ибо превыше всех них он был одарён мудростью и силой, заключая в себе частички знания, известные каждому из них. Однако приходили к нему в его одиночестве мысли, далёкие от сознаний его собратьев. Он зрил Пустоту вокруг себя, и нетерпение охватывало его вкупе с желанием творить из ничего то, что было бы достойно его. Эти думы были вложены им в Великую Песнь, и именно они вызвали разлад в мелодии и нарушили высшую гармонию. Когда же пред ним явился новый Мир, Мир Сущий, Эа, в нём вспыхнула жажда власти, ибо он хотел царить в Арде. Он объявил эти земли своими, и тогда был изгнан. И когда Валар начали работу над будущим домом Детей Илуватара, он всеми силами пытался мешать их трудам и разрушал содеянное ими.
   Эта первая его война была им проиграна лишь благодаря Тулкасу. Мелькор отступил и затаился, создав одну из своих твердынь на востоке Средиземья, в Утумно. Затем им были обрушены Великие Светильники, в результате чего Валар поселились в Амане, а он сам начал возводить Ангбанд, где его наместником был Саурон, Гортхаур Жестокий, первоначально один из майа Ауле.

   После пробуждения квенди, первых из Детей Илуватара, Мелькор начал охоту за ними. Чарами он видоизменил их и обратил в верных своих слуг - так появились орки, злейшие враги Перворожденных (согласно поверьям, Мелькор также вывел троллей, мумаков, волколаков и драконов, дабы те были его верными рабами). Узнав об этом, Валар объявили ему войну, известную как Война Стихий. Враг был повержен Тулкасом и заточен в темнице Мандоса на три века. Но за это время своих честолюбивых намерений пленник не отринул. Он сбежал и с помощью паучихи Унголианты в праздник, когда внимание Валар и эльфов было отвлечено, втайне подкрался к Валинору. Там его союзница погубила Древа Валар и светоносные родники Варды, а он сам похитил сильмариллы, в которых был заключён свет Древ и которые с момента их сотворения Феанором представлялись ему пределом мечтаний. Затем он бежал в Средиземье и в Ангбанде снова начал собирать силы Тьмы.

http://s019.radikal.ru/i644/1206/9d/c8a5fc7e7b6b.png
Моргот в Ангбанде. Автор Climbing Carpenter

   За преступные деяния Куруфинвэ проклял Мелькора и нарёк своего вечного противника Морготом Бауглиром, что в переводе с синдарина означало "Чёрный Враг", "Душитель". Это прозвание с тех пор буквально приклеилось к Темному Вала. Вскоре в Средиземье разразилась война между Мелькором и эльфами, ибо Феанор последовал за похитителем своего сокровища, хоть это и принесло нолдор величайшую беду и навлекло равнодушие к их судьбе Валар вместе с проклятьем Мандоса.
   Какое-то время события складывались для эльфов лучшим образом, ибо Мелькор обосновался в своей цитадели и накапливал войска, не спеша обрушивать их удары на врага, и крепость его Ангбанд подверглась осаде. Однако в битве Дагор Браголлах союз эдайн и эльдар потерпел сокрушительное поражение, а Моргот поработил большую часть Белерианда, одержав безоговорочную победу над практически полностью уничтоженными нолдор. И только со вмешательством Валар, последовавшим за покаянием Детей Илуватара и их мольбой к бессмертным о помощи и поддержке, войска Тёмного Владыки были повержены, его крепость сравнялась с землёй, а сам он был пленён и выброшен за грань Арды.

Тучи рассеялись, и враг пропал, возродив надежду во всех сердцах. Однако не дремали его приспешники, и Тьма ещё долго не покидала благословенный Эру мир...

0

4

http://s018.radikal.ru/i501/1201/c9/aab638034eb8.png
Эдайн. Верные союзники эльфов.
«Люди пришли на сияющий Запад, миновав по пути восток…»
Башня Rowan

В четвертом веке Первой Эпохи Солнца произошла первая встреча Первых и Вторых Детей Илуватара – Дом Беора, что пересек Эред Луин и осел в Оссирианде, встретился на пути Финрода Фелагунда. Он был первым из нолдор, кто увидел аттани (от кв. – Вторые, и синдаризированное - эдайн) и смог понять их. Вскоре дом Беора переселился немного ближе к Нан-Эльмот, в местность, получившую имя Эстолад. Постепенно в Белерианд переселились ещё два рода людей – Дом Хадора и Халладин, которых тоже относили именно к Аттани. Согласно некоторым текстам, эти три рода – потомки тех людей, что отвергли преклонение перед Мелькором, который первым нашел пробудившихся младших детей Илуватара и совратил их, указав ложную дорогу к познанию мира и его устройству.
Люди Дома Беора были большей частью с темными, каштановыми или темно-русыми волосами и серыми глазами, однако из-за тесных контактов с домом Хадора немало среди них было и светловолосых кареглазых, но по сравнению со своими родичами они были ниже ростом и более коренастые. Именно этот дом был ближе всех к нолдор, поскольку они походили на них складом характера. И если эдайн дома Хадора имели склонность к веселью и вспыльчивости, то дом Беора - к жалости и печали. Но первые также были отходчивы, быстро принимали решения. Они считаются предками нуменорцев, поскольку к концу Первой Эпохи их стало больше других. Значительную роль в этом сыграли и сражения с ордами темного владыки Мелькора.
Халладин же повернули на север и поселились во владениях Карантира, в Таргелионе, поскольку живущие в Оссирианде лайквенди не очень дружелюбно приняли пришельцев. Впрочем, следовавшему за ними Дому Хадора (народу Мараха) они не стали чинить препятствий, но и они впоследствии переселились ближе к дому Беора. Со временем эти дома почти смешались. Халладин же, не приняв покровительства князя Карантира, двинулись под рукой Халлет в Бретиль, следуя одному из самых опасных путей Белерианда. На момент перехода из Эриадора в Белерианд в этом племени не было единства, чем и воспользовался Моргот. В результате часть людей задержалась в краю лесных эльфов, а затем и вовсе повернула назад. По внешнему облику этот народ напоминал Дом Беора. Они не любили долгих и громких разговоров и предпочитали уединение, хотя среди них и было много женщин-воительниц. Самой известной из них считается Халлет.
Родственным этом народу является племя друэдайн (см. статью о лесных людях леса Друадан; Выпуск 2. Битва на Пеленнорских полях).
Впоследствии многие из эдайн переселялись в земли эльдар: дом Беора поселился в Дортонионе, а дом Хадора - в Хитлуме, у южных склонов Эред Ветрин. Хотя были и те, кто предпочел мирную жизнь Эриадора войне с Морготом бок о бок с эльфами, старшим народом. Те, кто остался, стали надежными союзниками и верными друзьями нолдор в этой тяжелой войне. Они многому учились у эльфов, в том числе изучали их язык. Так, Дом Беора, по одной из версий, полностью перешел на синдарин (по другой - из языка синдар были взяты многие слова, использовавшиеся в повседневном общении). Язык, сохранившийся в доме Хадора, стал праязыком адунаика, что был одним из основных языков Нуменора, Звездной Эленны, великой страны людей.

0

5

http://s018.radikal.ru/i527/1201/7e/79d9f7772418.png
Затишье перед бурей

Осада нолдор продолжалась, но все их старания обратились в ничто, ведь то время было лишь затишьем перед наступлением ужасной бури. Правда, не всё было так спокойно, как могло показаться.

Среди оставшихся в Эстоладе уже нельзя было различить отдельных народов, и там они жили до тех пор, пока беды Белерианда не заставили их бежать обратно, на восток. Были среди них и такие, кто желал продолжения пути на запад. Но против них встали недовольные во главе с Берегом и Амлахом, не желающие принимать участие в страшных войнах Белерианда. Из-за этого люди созвали Совет, на котором и хотели всё решить раз и навсегда.
Друзья эльфов говорили, что всё зло идёт от Моргота, и, возможно, именно за тем, чтобы помочь эльдар, они и пришли сюда. Человек же, показавшийся Амлахом, подозревал обман со стороны Высокого народа, хоть и выяснилось потом, что, скорее всего, говорил пред людьми совсем не Амлах, а один из лазутчиков Моргота. Но уже посеянная тревога в сердцах заставила многих людей, которых было около тысячи человек, уйти на юг. О судьбе их не поётся ни в одной песне.

Пока в Эстоладе кипели страсти, халладин жили себе спокойно в Таргелионе. Моргот, видевший, что одним обманом ему не удастся рассорить людей и эльфов, решил устроить набег на этот отстранённый народ. Скрытно переправившись через Эред Луин через Гномий Тракт, орки неожиданно напали на людей на южной окраине земель Карантира.
Халладин никто не управлял. Жили они семьями или небольшими родами, не спешившими объединяться. Но был среди них один, кто был прирождённым лидером – Хальдад, бесстрашный и умелый. Сумев собрать всех, кто мог держать оружие, он укрепил узкую долину между Аскаром и Гелионом, поставив частокол от реки до реки. В форте укрылись многие женщины и дети, но вскоре их запас еды начал подходить к концу.
В одной из вылазок погиб Хальдад, и на его место встала его дочь – Халет, которая и возглавила оборону укреплений. Хоть она была женщиной, она родилась мужественной и воинственной и хорошо обращалась с оружием.
Положение осаждённых казалось незавидным. Некоторые отчаянные бросались в реку и тонули. Ещё неделю продержался форт, и тогда орки решили пойти на последний штурм. Но тут затрубили трубы, и на подмогу людям подошёл отряд Карантира, который и разбил врагов в недолгом бою.
Карантир с жалостью взглянул на павших. Узнав, что воинами командовала женщина, он предложил ей вместе со своим народом переселиться в его земли и встать на его службу. Но, желая сохранить от всех независимость, Халет отказалась, поблагодарила эльфов за помощь и увела свой народ на запад, в Бретиль. Из-за этого и возник известный конфликт людей с владыкой Дориата, но Финрод, сын Финарфина, сумел убедить Элу Тингола, что эдайн могут сослужить пользу его королевству. Тингол согласился отдать Бретиль, но если только люди будут прикрывать его владения от орков, которые могут пробраться с севера.

http://i021.radikal.ru/1206/0a/14cfb052121b.png
Халет перед Каратиром. Catherine Karina Chmiel

Когда Финголфин, Владыка нолдор, увидел, что его народ стал велик числом и весьма силён, и что его союзники из Эдайн весьма доблестны и преданы, то стал думать о том, чтобы предпринять новый поход против общего врага – Моргота. Но его план мог обернуться большими жертвами среди эльфов, к тому же мало кто хотел покидать свои богатые земли, поэтому только Ангрод и Аэгнор поддержали Финголфина. На этот раз королю не удалось убедить других в своей правоте, и Белерианд продолжал наслаждаться мирными днями.
Моргот же долго копил силы перед предстоящим нападением. Ненависть его росла день ото дня, и теперь желал он только уничтожения своих врагов. Подожди он хоть немного, изгнанники сами исчезли бы с лица земли, но ждать ему просто стало невмоготу.

0

6

http://s018.radikal.ru/i503/1201/33/546805af8231.png
Дагор Браголлах, Битва Внезапного пламени

Стояла зимняя безлунная ночь 455 года. Звёзды холодно сияли и искрились в вершинах Тангородима. На башнях едва мерцали сигнальные огни. Только немногие часовые бодрствовали в эту ночь в Хитлуме, остальные же мирно спали в своих кроватях. Неожиданно Железные горы содрогнулись и разом извергли из своих недр целые реки алого пламени. Воздух наполнился дымом и смертоносным смрадом. В несколько минут Ард-Гален погиб, превратившись из плодородной земли в выжженную землю. Многие эльфы и кони сгорели, поглощённые потоками огня, которые, докатившись до самых холмов Дортониона, разбились, как волны об скалы. На склонах Эред Ветрина загорелись величественные леса, стоявшие здесь веками. Так началась Четвёртая Битва – Битва внезапного пламени.
У вала огня продвигался вперёд Прародитель всех драконов – Глаурунг, а за ним шли следом балроги и бесчисленные толпы орков. Нолдор даже представить себе не могли, что их окажется настолько много. Кольцо укреплений, стерегущее Ангбанд, было сметено столь могучей силой. Гибли нолдор, гибли серые эльфы и гибли люди.
В первые же дни пало множество могучих воинов, кого Моргот не без основания считал наиболее опасными врагами. Нападение оказалось столь внезапным, что эльфы долго не могли собраться с силами и организовать оборону.

http://s017.radikal.ru/i406/1207/63/41d91a7a22fc.png
Дагор Браголлах. Рисунок Филат.

Самый тяжёлый удар обрушился на владения Ангрода и Аэгнора. Оба эти великих правителя пали в числе первых. С ними сложил голову и предводитель дома Беорна – Бреголлах, брат Барахира. Ни Финголфин, ни Фингон не успели прибыть на помощь нуждающимся. Кроме того, их самих оттеснили с большими потерями к Эред Ветрин, где они с трудом отбивали атаки у укреплений. У стен крепости Эйтель Сирион (Исток Сириона), прикрывая арьергард верховного короля, пал также Хадор Золотоволосый, а с ним и его младший сын Гундор. С тех пор Морготу пришлось считаться с угрозой на своём фланге, но теперь между Финголфином и другими эльфами было целое море врагов.
К своим братьям поспешил на помощь и Финрод Фелагунд. Однако в болотах Сириона передовой отряд войска Нарготронда вместе с королём был окружён и чуть не погиб. Только Барахир с сотней смельчаков смог выручить правителя, за что и удостоился клятвы в вечной дружбе и особого кольца, названного позже Кольцом Барахира. Позже новый вождь беорнингов вернулся в свои разорённые владения, а Финрод Фелагунд повернул обратно в Нарготронд, где и закрыл свои ворота.
Для сыновей Феанора это сражение оказалось роковым. Подавляющее преимущество орков позволило им захватить проход Аглона, и выгнать оттуда Келегорма и Куруфина, которые ушли в Нарготронд. Но крепость на горе Химринг оказалась для них слишком крепким орешком. К тому же ею командовал Маэдрос, взгляд которого полыхал после плена у Моргота огнём ненависти к Тёмному Властелину. Враги просто бежали от доблестного воина, выглядевшего так, словно тот вернулся из Царства Мёртвых. В Химринге собрался сильный гарнизон, который состоял и из подданных Маэдроса, и из беженцев из Дортониона.
Зато в Лотлэнне дела нолдор шли совсем плохо. Орки разгромили конницу сыновей Феанора, Глаурунг же, прорвавшись через ущелье Маглора, смог спалить всю равнину у притоков Гелиона. Маглор бежал к Маэдросу, куда направился также Карантир, потерявший могучую крепость на горе Реир. Наконец, с помощью зелёных эльфов, орков удалось остановить на Амон Эребе, не пустив их тем самым в Оссирианд и другие южные земли Белерианда.

http://s018.radikal.ru/i512/1207/0a/6009bfd1756b.png
Финрод передаёт кольцо Барахиру. Художник Antti Autio

Тень Моргота накрыла теперь все северные земли. Только Барахир со своим народом ещё держался в Дортонионе. Но с каждым днём силы его таяли. Эмельдир, жена предводителя дома Беорна, собрав оставшихся в живых женщин и детей, увела их на юг в Бретиль. В горах остались только мужчины, способные держать оружие и сражаться. Но и они погибали один за другим, пока у Барахира не осталась всего горстка воинов.
Даже по происшествию двух лет эльфы обороняли Проход Сириона. Крепость Минас-Тирит, которой командовал Ородрет, брат Фелугунда, продолжала сопротивление, черпая силы в могуществе Ульмо. Но когда на неё напал Саурон – один из сильнейших чародеев Моргота, башни Тол-Сириона также пали, как и многие земли до них. Выжившие успели уйти в Нарготронд, но с тех пор их бывшая крепость превратилась в оплот ужаса и страха и была названа эльфами Тол-ин-Гаурхот – Остров Оборотней.
Орки продолжали почти безнаказанно разорять Белерианд. Кроме того, лазутчики Врага теперь могли свободно проникать почти везде, сея ложь и раздоры. Дориат оказался окружённым. Но огромная дружина синдар под командованием Белега Куталиона неожиданным и страшным ударом ударила по орков у Бретиля, выгнав из леса, а потом уничтожив полностью. Так разбился вал орков Моргота, хлынувший на запад.

Через семь лет Моргот предпринял последнее сражение периода Четвертой Битвы. Его огромное войско ударило по Хитлуму, где шли теперь жестокие бои. Перевалы и окрестности Истока Сириона покрывались трупами. Обороняя крепость короля Фингона пал Галдор, повелитель Дор Ломина. На его место теперь стал Хурин, брат Хуора и отец Турина.
Сам Фингон с трудом сдерживал натиск полчищ Ангбанда. Битва, начавшаяся на границах, теперь кипела и на равнинах его страны. И исход сражение был бы предрешён, если бы к эльфам на помощь не пришли на кораблях моряки из Фаласа. Удар синдар оказался настолько силён, что орки дрогнули и бежали, теперь думая только о спасении.

Итог

После битвы нолдор оказались разбиты и разбросаны на большом расстоянии. Мощь многих земель возросла из-за беженцев, но те земли, которые были на пути орд повелителя Ангбанда, оказались либо уничтожены, либо окружены и сильно потрёпаны. Многовековая Осада была прорвана, Моргот одержал внушительную, но не окончательную победу.

Дагор Браголлах, Битва Внезапного Пламени на карте

Битва на карте

http://s017.radikal.ru/i434/1207/ad/01a1d78c8d01.gif

1 - В 455 году Моргот начинает Битву, извергая на Ард-Гален реки пламени и атакуя своих ближайших врагов.

2 - Самый тяжёлый удар достаётся Ангроду и Аэгнору, которые погибают в первые же часы вместе с Бреголласом, предводителем дома Беорна. Дортонион потерян эльфами. Беженцы покидают его. Только Барахир со своим отрядом остаётся здесь в роли партизанов.

3 - Финголфин спешит на помощь своим союзникам, но его останавливают и отбрасывают к Эред Ветрин. Король вынужден держать оборону на укреплениях. В это время погибает Хадор - вождь людей своего дома.

4 - Финрод также хочет помочь своим братьям, но его передовой отряд окружают в болотах Сереха. И только вмешательство сотни копейщиков Барахира спасает положение. Финрод отдаёт Барахиру своё кольцо и клянётся предоставить любую помощь в благодарность за спасение.

5 - Проход Аглона, которым правили Келегорм и Куруфин, захватывают орки. Но Химринг, где засел Маэдрос, остаётся непобеждённым. Его войска даже смогли на время отбить Аглон.

6 - Земли Карантира также разорены орками. Озеро Хелеворн осквернено. Равнины возле притоков Гелиона сжигаются Глаурунгом. Маглор разбит.

7 - Орков останавливают у Амон Эреба при помощи эльфов Оссирианда.

8 - Крепость Минас-Тирит, обороняющаяся два года под защитой могущества Ульмо, отдаётся без боя, как только на место сражения приходит чародей Саурон. Он превращает башню в обитель ужаса и страха.

9 - Финголфин, услышав о поражениях союзников и сообразив, что война проиграна, предался отчаянию. Совершенно один, подъехав к вратам Ангбанда, он вызвал Тёмного Властелина на поединок. Там он и погиб, успев нанести Морготу множество ран.

10 - Орки уже разорили большую часть западных земель Белерианда, когда их все-таки разгромили эльфы под предводительством Белега. Атака ратей Ангбанда на западе остановилась, но весь север Белерианда теперь был окутан тьмой.

11 - Через семь лет после начала битвы Моргот предпринял новое нападение. Орки напали на Хитлум и начали было побеждать, но на помощь новому королю Фингону явились телери из Фаласа. Исход завершился в пользу светлых сил.

+1

7

http://s44.radikal.ru/i104/1201/d3/2bd4f7b81be2.png
Финголфин. История великого короля.

Финголфин (кв. Нолофинвэ, "Мудрый Финвэ") был старшим сыном Финвэ и Индис и сводным братом Феанора. Цветами его и его дома были голубой и серебряный. Внешне он очень походил на своего отца, был высок и темноволос и считался самым сильным, стойким и доблестным из сыновей Финвэ. Он обладал мудростью, но ему были также присущи гордость, упрямство и своеволие.
Нет необходимости рассказывать о сложных отношениях между детьми Индис и сыном Мириэль. Отметим лишь, что не было согласия между сводными братьями. Дело дошло даже до того, что Феанор, подстрекаемый Мелькором, в присутствии отца начал угрожать младшему брату, приставив меч к его горлу. За это Феанор был сослан в Форменос, и братья помирились только спустя несколько лет, на пиру по случаю Праздника Урожая в Валмаре. По крайней мере, Финголфин искренне простил брата, сказав: «Полубрат по крови, истинным братом по духу буду я тебе. Ты будешь вести, а я следовать. И пусть не разделяют нас более обиды».
Увы, пир не кончился добром - Тьма пала на Валинор, и Феанор принес свою страшную Клятву. И несмотря на то, что Финголфин не желал уходить из Валинора, он не желал и бросать на произвол воли Феанора свой народ, большая часть которого хотела уйти. И он не забыл своих слов, сказанных брату. Чего, к сожалению, нельзя сказать о Феаноре...
Но вот позади остались Вздыбленные льды, Пламенный дух Феанора угас, и после спасения Маэдроса Фингоном высокое звание Верховного короля нольдор вместе с короной было передано Финголфину в 5 году П.Э.
Финголфин со своими Верными поселился в Хитлуме, северной стране, окруженной неприступными горами. После битвы Дагор Аглареб была замкнута осада Ангбанда, и эльфы уверились, что застать их врасплох невозможно. Но это было не так. Битва внезапного пламени воистину была внезапной, и, видя, как гибнет его народ,
Финголфин предался отчаянию. В начале 456 г. П.Э. он оседлал своего коня Рохаллора
и помчался к Ангбанду, чтобы бросить вызов самому Морготу, и никто не смог удержать его.
Враги, увидев его, разбегались, ибо принимали за Оромэ – глаза его в гневе сверкали подобно глазам Валар. Перед вратами Ангбанда он протрубил в серебряный рог и вызвал Моргота на поединок, назвав его трусом и повелителем рабов. И Моргот покинул свою твердыню. Темный Вала башней возвышался над королем, а громадный черный щит его, не имеющий герба, был подобен грозовой туче. Финголфин же сиял перед ним, как звезда, и льдисто сверкал его меч Рингил.

http://s004.radikal.ru/i206/1210/8d/a3b9440f3bb7.png
"Поединок", рисунок Филат.

Моргот занес над головой эльфа Гронд, Молот Подземного Мира, и обрушил его, как удар грома, но Финголфин отскочил, а Гронд расколол своей тяжестью землю. Много раз пытался Моргот поразить Финголфина, но тот избегал удара. Семь раз ему удалось ранить Моргота, и семь раз Моргот испускал крик боли, заслышав который орды Ангбанда в ужасе падали ниц, и эхо прокатывалось по северным землям. Но вот силы короля истощились. Трижды Финголфин под ударами врага падал на колени и трижды поднимался вновь, в изломанном шлеме, с разбитым щитом. Земля под его ногами была вся изрыта и покрыта трещинами, и наконец он, оступившись, упал под ноги Моргота, и тот поставил на его шею левую ногу: тяжесть ее была подобна тяжести рухнувшей горы. Однако Финголфин последним, безнадежным ударом вонзил Рингил в ногу Моргота, и черная кровь хлынула, дымясь, в расщелины, оставшиеся от ударов Гронда.
Так пал Верховный король нолдор, самый доблестный и величавый из древних эльфийских владык. Моргот хотел бросить его тело на съедение волкам, но тут с небес спустился Торондор, расцарапал лицо Вала когтями и вырвал тело короля из его рук. Орел отнес тело на одну из северных вершин Окружных Гор. От Торондора родичам Финголфина и всем остальным нольдор стало известно, как проходил поединок, и Тургон похоронил отца на вершине и воздвиг над ним надгробие. И до падения Гондолина орки страшились этого места и обходили его стороной. Моргот же с тех пор стал хром на одну ногу, и раны его не залечивались, а на лице его остался шрам от когтей Торондора.
О легендарном поединке было сложено немало песен, в том числе и в нашем мире.

Иллет, "Слово о поединке"

Ты славить его не проси меня -
Днем от свечи не станет светлей,
А что слава - лишь ржа на имени...
Слушай, что я скажу о моем короле -
О том, как щедр он на дружбу был,
О том, как он смеяться умел,
О том, как он веселье любил,
А пел - да что там твой менестрель!
О том, как он слово умел держать,
О том, как за грех он чужой платил,
О том, какой был он преданный брат,
О том, как братом он предан был.

О том, как мы шли в бездонной ночи
И мечами могилы рубили во льдах,
О том, как к рукам примерзали мечи,
А звезды леденили глаза,
Как изорванный шелк наших гордых знамен
Осенял спокойствие мертвых лиц,
Как проклятья в устах замерзали льдом,
А в сердцах умирали слова молитв...
Из ладоней распоротых, как из чаш,
Мы на тризнах пили кровь, как вино -
С нами плакал и пил повелитель наш,
Он всегда и во всем с нами был за одно.

Пусть о победах другой поет -
Я о бедах тебе спою.
Он видел, как гибнет его народ
И проклял горькую клятву свою.
Мы утратили все - нам осталась лишь честь,
Да слава бесполезных боев,
Да пышных сказаний мишурная лесть,
Да хвалебных песен цветное вранье...
Мы все потеряли во славу богов -
Нам стало наградой проклятье их.
Нам стали наградой потери да боль,
Забвенье мертвых, изгнанье живых.

А когда он в последний бой уходил,
Я понял - он не вернется назад.
Он сказал, что за все отомстит - один.
Я не мог ему посмотреть в глаза.
Я лишь видел, как к северу нес его конь,
Как лазурный плащ летел за спиной,
Как бился волос золотых огонь
Да прощально рог пропел боевой...
Пусть другой наврет про количество ран,
Пусть другой наврет про каждый удар,
Пусть наврет, что могуч, как скала был Враг,
Что слаб пред ним был мой государь -
Я скажу одно - меня не было там.
Я скажу - мне себя теперь не простить.
Я скажу... да что я могу сказать...
Ты славить его меня не проси...

0

8

http://s018.radikal.ru/i501/1201/c9/aab638034eb8.png
Берен и Лютиэн. Великий подвиг, вечная любовь
   Жил в Арде один из величайших представителей Последышей, Берен, сын Барахира. Единственный из всех людей Дортониона он остался в живых, поскольку во время нападения орков Саурона по наводке предателя Горлима находился далеко от убежища людей своего народа. Похоронив отца, он принес клятву мщения врагу и долгие-долгие годы был изгнанником, непобедимым в своём бесстрашии. Одно имя его наводило ужас на орды слуг тёмных сил, и цена за его голову была не меньшей, чем за голову Высшего Короля Нолдор.
  Он направил свои стопы на юг, в Дориат. Ужасен был путь его, но вознаграждением стала встреча с прекраснейшей из Детей Илуватара: лишь только узрел Берен Лютиэн Тинувиэль и услышал звучание песни, звонким ручьём льющейся из её уст, он полюбил её без памяти, и она ответила взаимностью. Но отец её, король Менегрота Тингол, прознал об их встречах и был против того, чтобы простой смертный стал его зятем. Только если юноша сумел бы добыть один из сильмариллов из короны Моргота, родитель благословил бы дочь Мелиан на союз с ним.   
   Берен принял свою судьбу и, оставив Лютиэн, отправился в путь. Прежде всего достиг он Нарготронда, где встретился с сыновьями Феанора, которые сочли его поиск угрозой для них, ибо лишь они, по их суждению, имели право владеть камнями согласно Клятве. Однако король Финрод был на стороне сына Барахира, и передал корону брату своему, а сам с десятью добровольцами сопроводил возлюбленного Лютиэн до самого пристанища зла. Однако Гортхаур поймал их и заключил в темницу, каждодневно убивая одного из пленников.
   Когда до Менегрота дошла весть о пленении Берена, Лютиэн решила бежать из Дориата и помочь ему. Но о её планах прознал отец; и заключил он её саму в терем на могучем буке. Несмотря на это, из вынужденного заточения эльфийка спаслась, использовав для этой цели свои длинные волосы и чары голоса своего. На её пути попались охотившиеся Келегорм и Куруфин, сыновья Феанора, встречавшиеся с Береном в Нарготронде; первый влюбился в неё, и пленил её, и отвёз в свои чертоги. Замыслили они дать Финроду и его спутнику пропасть, а короля Тингола заставить выдать дочь свою замуж за Келегорма - тогда бы они стали могущественнейшими из принцев Нолдор. Но помешал их планам Хуан, вожак охотничьей своры Келегорма, ещё в Валиноре переданный ему Ороме. Он был сильнейшим из зверей, три раза мог облекать мысли свои в речь человеческую, и погибнуть ему было предначертано не раньше, чем встретит он самого могущественного из волков, когда-либо появлявшихся в мире. Он привязался к Лютиэн и помог ей бежать. Дева вовремя успела к мосту, ведущему к острову Саурона, ибо в этот момент настал черёд погибели Берена от лап оборотня. Но  Финрод спас его ценою своей жизни. А усилиями Хуана и девы, сопровождавшей его, повержен был сам Гортхаур. Так влюблённые покинули земли Тьмы, и многие другие пленные также были освобождены.
На окраинах Дориата встретились им вновь два брата, изгнанные Ородретом, братом умершего Финрода, и была схватка между ними, и в тот момент Хуан отринул Келегорма, владельца своего, и оказал помощь сыну Барахира. Влюбленные спаслись от сыновей Феанора, хотя Берен был ранен стрелой в грудь. Любовь эльфийской девы излечила его; но помнил он о своём обещании, поэтому, как только Лютиэн оказалась в Дориате в безопасности под присмотром Хуана,  он тайно покинул её и отправился назад к Морготу.

   Он достиг Тангородрима и возгласил Песнь Прощания во славу возлюбленной, ибо не надеялся уже увидеть ни её, ни свет дневной. И услышала Лютиэн, и ответила ему песней, ибо последовала она за ним на Хуане, используя для прикрытия личины слуг Тьмы. Не смог Берен отговорить её от следования за ним, так как судьба их была навеки связана, а потому пошли они вдвоём в обличье оборотня и вампира к вратам Ангбанда.
   А охранял Врата рок Хуана, Кархарот, волк необычайной силы и размеров, вскормленный самим Морготом, дабы нежелательный гость не мог пройти в его владения. Волк заметил двух путников, не обманувшись их масками, но Лютиэн божественным воздействием сумела усыпить его. И пришли Берен и дочь Мелиан в самый нижний и самый ужасный из залов, совершив то, что было совершенно немыслимо. Сын Барахира в волчьем обличье скользнул под трон Моргота, а сам Тёмный Владыка остался пленён красотой девы, его спутницы. И запела тогда она, так, что вскоре все обитатели замка были усыплены, и сам Властелин упал к её ногам. Скатилась с головы его корона с сияющими в ней камнями. Тогда Берен вырезал ножом Ангристом  один из трёх сильмариллов, зажал в руке камень, но лопнуло лезвие и коснулось Властителя Тьмы. Дрогнул он во сне, и  со всех ног кинулись бежать те, что вторглись в царство его. Но на пороге Ангбанда пробудился Кархарот и не устрашился сияющей пламенем драгоценности в руке сына Барахира, а вместе с запястьем проглотил камень, который незамедлительно начал жечь его изнутри. Познал он тогда боль неописуемую и бежал, став угрозой для всего населения Средиземья.
   Берена же и Лютиэн спасли от орд зла орлы. Герой, звавшийся теперь Эрхамионом, "Одноруким",  излечился от своей ужасной раны, и вернулись они вместе с Лютиэнь обратно к Тинголу, в Дориат. На этот раз король отнёсся более благосклонно к двум влюблённым. Тем временем Кархарот приближался к Менегроту, неся неминуемую смерть в своем безумии. Тогда объявлена была охота на него, но в решающий момент волк проявил хитрость. Он из засады хотел напасть на Тингола, но  ему помешал Берен, за что и поплатился смертельной раной. Но с охотниками был ещё и Хуан, и он сумел одолеть волка Моргота ценою собственной жизни. После этого из тела Кархарота извлекли нетленную кисть сына Барахира с сияющим камнем. Берен взял камень в руки, передал отцу Лютиэн и сказал: "Теперь Поиск завершён".
   Пред смертью увидал герой свою невесту, но сразу же после этого дух его покинул мир земной. Он задержался в чертогах Мандоса, куда пришла потом и Лютиэн. Она пожертвовала бессмертием своим ради одной короткой жизни в Средиземье вместе со своим возлюбленным. И вернулись они ненадолго в мир подлунный, но жили вдали от людей и эльфов.

   Неизвестна их дальнейшая судьба, покрыты сумраком тайны места, где остались их могилы, но вечно жив в сердцах потомков их совместный подвиг и их бессмертная любовь.

0

9

http://s018.radikal.ru/i514/1201/f5/2b47808cfeb0.png

Итак, сегодня мне представилась уникальная возможность взять интервью у основателя нашего форума – прославленного короля нолдор Гил-Гэлада. И поскольку упускать подобный шанс было бы преступлением, я не преминул им воспользоваться

Алдарион
Приветствую верховного короля нолдор! Полагаю, вы не будете возражать, если я задам вам несколько вопросов?

Гил-Гэлад
Приветствую, Анардил. Да, я не буду против.

Алдарион
Начну, пожалуй, с вопросов,  обращенных к вам, в первую очередь, как к администратору. Итак, расскажите, пожалуйста, что именно побудило вас создать данный форум?   

Гил-Гэлад
Всегда хотел проект, который был бы очень интересен людям, и который воплотил бы в себя всё самое лучшее, чего успели добиться прошлые поколения администраторов. И так как Вторая эпоха показалась мне наименее заезженной, решил взять её за основу сюжетной линии. Это и было причиной.

Алдарион
А чем привлекла вас непосредственно повесть об Алдарионе и Эрендис?

Гил-Гэлад
Если посудить, про Нуменор есть только две подробно изложенных истории: Акаллабет и Жена Моряка, среди которых одна уже успела побывать реализованной. Поэтому взял за основу раннюю повесть. Кроме того, в Средиземье в то время были не менее интересные события, чем на острове. Всё это привлекает своей таинственностью.

Алдарион
С этим сложно спорить. И прежде чем оставить эту тему, поинтересуюсь: довольны ли вы развитием вашего проекта и каковы ваши дальнейшие планы на него?

Гил-Гэлад
В принципе доволен, хотя активность народа заставляет пока что желать лучшего. Но, надеюсь, в скором времени это изменится. Дальнейшие планы пока не ясны, но явно связаны с продвижением форума.

Алдарион
Ну что ж, давайте теперь поговорим о самой игре. Думаю, что многим будет интересно узнать, почему ваш выбор пал именно на Гил-Гэлада?

Гил-Гэлад
В прошлом я уже играл этого персонажа, и его "профессия" великого короля и полководца меня неимоверно привлекает. А уж о моей любви к эльфам и говорить нечего *улыбнулся*

Алдарион
Понятно. А есть ли у вас какие-нибудь планы или пожелания относительно игры для верховного правителя нолдор на ближайшее будущее?

Гил-Гэлад
Планировал событие Белого Совета, и уже даже создал эпизод, но из-за непредвиденных обстоятельств был вынужден приостановить его. Сейчас эта идея остаётся первой в списке желаемых отыгрышей. Надеюсь как-нибудь продолжить игру. Решение судеб всего Средиземья, согласитесь, очень интересно.

Алдарион
Действительно. Ну что ж, я искренне надеюсь, что эта идея в скором времени будет успешно реализована. А теперь хотелось бы узнать следующее: помимо основной игры на форуме с завидной регулярностью проходят различные конкурсы, опросы и тому подобное. Скажите, какой из внеигровых проектов оказался наиболее удачным, на ваш взгляд?

Гил-Гэлад
Совершенно точно могу сказать, что журнал. И хоть он не так сильно связан с внеигровым общением, как опросы, но надеюсь, что его приятно читать нашим пользователям и любым зашедшим на форум гостям.

Алдарион
Думаю, данный журнал способен заинтересовать многих. Хотя бы в силу своей самобытности. Надеюсь, вас не затруднит поведать нам о том, как появилась идея о создании столь необычного проекта?

Гил-Гэлад
В основном, все идеи уже высказаны человечеством. Именно при взгляде на иной проект, связанный с историческими битвами, меня и осенила идея создания серии выпусков о сражениях Средиземья. И это просто не могло не заинтересовать. Теперь у каждого есть полезный шанс окунуться в атмосферу пройденных эпох, двигателем прогресса которых я считаю именно сражения.

Алдарион
Ну что ж, надеюсь, наши читатели почерпнули сегодня много нового и интересного как о самом Гил-Гэладе, так и о его проектах. Благодарю вас за столь содержательные ответы, уважаемый государь, и до новых встреч в игре!   

Гил-Гэлад
Желаю участникам море вдохновения и надеюсь на удачное развитие проекта. Спасибо и вам за беседу.

+2

10

В следующем выпуске:

Люди Нуменора, благословенной дарованной земли, искусные мореплаватели, все больше обращали свои взоры к восточным землям. Гордый и прекрасный король Ар-Фаразон, лично возглавив свои войска, предпринял грандиозную военную кампанию в Средиземье против сил Саурона, угрожавшего нуменорским владениям на западных и южных берегах континента. Армия Нуменора сумела сокрушить врага - майа был захвачен в плен и доставлен на Остров. Но чем обернулась подобная удача?.. Гордыня и коварство. Предание традиций и упадок. Преддверие Заката...

0


Вы здесь » Журнал "Великие битвы Арды" » Журнал "Великие битвы Арды" » Журнал "Великие битвы Арды". Выпуск №8 Битва Внезапного пламени


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC