Журнал "Великие битвы Арды"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Журнал "Великие битвы Арды" » Журнал "Великие битвы Арды" » Журнал "Великие битвы Арды". Выпуск №10 Битва на полях Келебранта


Журнал "Великие битвы Арды". Выпуск №10 Битва на полях Келебранта

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://s60.radikal.ru/i167/1208/bd/b13506ea4891.png

Великое королевство людей никогда не прекращало воевать. Однажды Гондор привлёк внимание истерлингов, жестокого и воинственного народа. Ослабленная страна очень слабо противилась могучему натиску тех, кто жил битвами, однако в самый последний момент произошло... что? Гордую страну не только не поставили на колени - необдуманное нападение балхот повлекло за собой образование государства не менее сильного и славного.

Содержание

2 - Страны, народы, быт. Оборванная ветвь. Власть переходит к наместникам.
3 - Предыстория. Правление Кириона. Враги подступают к Гондору.
4 - Ход событий. Битва на полях Келебранта. Эорл приходит на помощь.
5 - Исторические личности. Кирион и Эорл. Начало дружбы народов.
6 - Страны, народы, быт. Завет Исильдура. Значение Амон-Анвар.
7 - Страны, народы, быт. Первая ветвь Рохана. Ветвь Эорла.
8 - Палантир форума. Творчество участников.
9 - В следующем выпуске. Что ждёт вас дальше?

В разработке участвовали:

Галдор - главный редактор.
Nighta - редактор.
Raysil - автор статьи о Наместниках.
Гильнарэ - помощник с творчеством.

Битва на полях Келебранта в датах

2050 - Эарнур едет в Минас Моргул и исчезает. Мардил становится первым правящим наместником.
2475 - Нападение на Гондор возобновляется. Осгилиат окончательно разрушен, а Каменный мост уничтожен.
2480 - Орки начинают создавать тайные крепости в Мглистых горах, чтобы отрезать все проходы в Эриадор. Саурон начинает заселять Мордор своими созданиями.
2510 - Орки и вастаки захватывают Каленардон. Эорл Юный одерживает победу на поле Келебрант. Рохиррим поселяются в Каленардоне.
2545 - Эорл погибает в битве в Волде.

0

2

http://s018.radikal.ru/i501/1201/c9/aab638034eb8.png
Оборванная ветвь. Власть переходит к наместникам.
   Сын Эарнила Второго, тридцать четвёртый король государства Гондор, был последним правителем в третьей эпохе. Эарнур был блестящим полководцем, что немудрено, коли учесть несомненные таланты в военно-тактической сфере его отца, спасшего страну от катастрофы и победившего в борьбе с кибитниками. Однако Эарнуру недоставало прозорливости. Доблестный воин, он ответил на вызов непобедимого Короля-Чародея, питавшего злость к мужу Гондора со времени уничтожения Ангмара. Вследствие этого поступка государство лишилось своего законного властителя: никто не видел ни самого короля, ни кого-либо из его рыцарей, после того как они отправились к Минас-Моргулу, резиденции назгулов. Наследника Эарнур после себя не оставил, так как предпочёл в своё время военные искусства женитьбе.
Вот так и получилось, что с 2050 года Т. Э. и до самого конца эпохи корона Элендила была забыта на гробнице короля Эарнила II, там, где оставил её его сын. После исчезновения Эарнура не было такого претендента на трон, чьи бы права не могли подвергнуться сомнению. А так как все боялись очередной гражданской войны, от которой великое государство людей могло бы и не оправиться, власть практически целое тысячелетие принадлежала наместникам.

   Наместники изначально назначались королями и правили от их имени только с высочайшего позволения. Они замещали владыку в случае его отсутствия, болезни и в период между смертью сюзерена и восшествием на престол его официально признанного наследника. Так повелось, что изначально они выбирались из рода Хурина (наместника двадцать шестого короля Минардиля), и, со временем, наместничество стало также передаваться по наследству от отца к сыну.
Первым из них, действовавших самостоятельно, был Мардил Верный, заслуживший своё прозвище своею чрезвычайной преданностью монарху (известно, что он пытался предотвратить гибель Эарнура от рук Предводителя Назгулов и служил ему верой и правдой). В 2050 году он поклялся, что взял бразды правления в свои руки только до прибытия истинного короля, ибо участь Эарнура была неизвестна, и надежда, хоть и призрачная, на его возвращение всё же существовала в сердцах людей. С этого времени каждый наместник, вступая в свои права наследника, произносил клятву "хранить жезл и править именем Короля, пока он не вернётся", хотя несколько столетий спустя этими словами лишь отдавалась дань древнему ритуалу. Многие верили в будущее возвращение короля, но сознание того, что это произойдёт совсем нескоро, охлаждало пыл и постепенно истончало людскую надежду.
Власть наместника была столь же полной, как и власть короля. Однако королевский трон пустовал, регалии - корона и жезл - оставались неприкосновенны, а королевское знамя с определённым гербом и знаками не могло явить себя миру.
Наместников было много, но о деяниях каждого из них мало что можно сказать. Единственными не поддающимися сомнению фактами являются их имена и время их правления, но вряд ли стоит перечислять пустые слова и цифры.
Период правления наместников вряд ли можно было назвать спокойным. Государство всё это время пребывало в состоянии войны: следовало оказывать сопротивление то Саурону, набирающему силы и всё более укрепляющему и без того отнюдь не маленькое влияние, то племени истерлингов, то оркам, то корсарам из Умбара. В 2063 - 2460 году был Бдительный Мир, который для гондорцев ознаменовался разрушением Осгилиата, что произошло вследствие нападения чёрных уруков, прислужников затаившегося в Минас-Моргуле Саурона. Постоянные стычки с многочисленными врагами так и не давали покоя Гондору.

   И только вступивший в должность наместника в 2489 году Кирион сумел изменить ситуацию в какой-то мере к лучшему.

0

3

http://s018.radikal.ru/i527/1201/7e/79d9f7772418.png

Враги подступают к Гондору

Когда эотед ещё жили в своих прежних землях, их хорошо знали как людей надёжных и получали от них вести обо всём, что происходило в их крае. Но когда северный народ решил уйти далеко на север, причиной чему стало возросшее население всадников и их страх перед Тенью Дол Гулдура, то в южной стране сильно озаботились по этому поводу.
Новые земли эотеда располагались к северу от Лихолесья, между Мглистыми горами и рекой Лесной. К югу границей их владений стало слияние двух рек, которые эотед называли Грейлином, «северным водопадом», и Лангвеллом, «долгим истоком».
Некоторое время два народа ещё обменивались вестями. Но расстояние между землями всадников и Минас-Тиритом исчислялось более четырехсот пятидесяти милями, если двигаться пришлось бы по прямой, как летают птицы. А для идущих это расстояние становилось ещё больше.
Угроза со стороны Руна являлась главной заботой и тревогой гондорских правителей. Во время Бдительного Мира крепости вдоль Андуина обезлюдели и были заброшены, что делало северную границу очень уязвимой для нападений. У государства не было ни сил, ни возможностей охранять Андуин к северу от Эмин-Муйля.
Кирион стал наместником Гондора в 2489 году. Он никогда не забывал об угрозе с севера и много думал о том, как лучше противостоять возможной опасности, когда силы Гондора оказались подорванными. Первым делом он отправил некоторое количество людей охранять Отмели, и послал разведчиков и соглядатаев в земли между Лихолесьем и Дагорладом. Именно благодаря этому наместник вскоре узнал, что с востока, из-за моря Рун, надвигаются новые враги, убивая и оттесняя на север к реке Бегущей остатки северян.

http://s018.radikal.ru/i524/1208/e0/b8a4f5e48d1b.png
Пример гондорских воинов. Рисунок Merlkir

К конце зимы 2509 года Кирион узнал также страшные вести о том, что готовится большой поход на Гондор. Вдоль южных окраин Лихолесья уже собирались войска. Вооружение кочевников было достаточно грубым, и верховых лошадей у них имелось мало, так как использовали они их в основном в запряжке повозок, но зато этот народ с лихвой искупал свои недостатки численностью.
Перед лицом такой опасности, Кирион в конце концов обратил свой взгляд на эотед и решил отправить к ним гонцов. Но это было трудной затеей, так как, чтобы попасть в Долину Андуина, требовалось пройти Каленардон и Отмели, а за ними земли, заполненные врагами. Это значило, что нужно было проехать не менее девяти сотен миль. Надежды было мало, и Кирион выбрал для такого задания шестеро добровольцев, которые наизусть изучили его послание и взяли с собой с выгравированной печатью наместников камень. Послание было адресовано Эорлу сыну Леода, которому на тот момент было около шестнадцати лет, хотя мужем он был сильным и мудрым не по годам. Однако у Кириона не было права – кроме, разве что, права старой дружбы требовать отправить далеко достаточно большое войско, чтобы оно могло помочь.
Отослав посланников с интервалом в день по двое, наместник оставил в Минас-Тирите распоряжаться своего сына Халласа, а сам, приняв командование над собранным войском, приготовился как можно быстрее вести армию на север.

0

4

http://s018.radikal.ru/i503/1201/33/546805af8231.png

Битва на полях Келебранта

Первые двое посланников отправились в путь в десятый день месяца сулимее, и в конце концов именно один из них смог добраться до земель эотед. Имя этого человека было Борондир, который был великолепным всадником и, говорят, принадлежал к роду некоего военачальника северян, в древние времена служившего в Гондоре. О других посланцах с тех пор больше никто и не слышал, кроме товарища Бородира, которого подстерегли и убили из засады. За Бородиром также гнались и старались его убить, но резвость коня и удача помогли ему избежать гибели.
Наконец, через пятнадцать дней, он добрался во владения Эорла, и измученный и оголодавший (запасы его провизии кончились ещё за два дня до прихода), передал важную весть владыке эотед.
Эорл погрузился в тяжёлые раздумья, но размышлял он не долго. Он дал обещания помочь правителю Мундбурга (так северяне называли столицу Гондора) и сразу же созвал совет старейшин, начав приготовления к великому походу. Но всё же оно заняло достаточно много дней, так как нужно было созвать войско, устроить смотр и подумать о том, как защитить свои родные земли. Люди севера жили в мире и далеко от войны, но всё могло измениться, как только бы враги узнали, что повелитель эотед уехал далеко на юг. Но всё же идти на войну, кроме как со всеми силами, было для него бесполезно, поэтому следовало либо рискнуть, либо отказаться от своего слова.

http://s54.radikal.ru/i144/1208/d9/8f7ab9a98f26.png
Северяне. Рисунок Merlkir.

Наконец армия была собрана, а оставшиеся сотни воинов остались охранять женщин и стариков, и свои дома. В шестой день месяца вирессе огромный эохере выступил в молчании в поход, откинув страх и неся в сердце мало надежды. Здесь было около семи тысяч всадников в полном вооружении и несколько сот конных лучников, которые также могли пригодиться на войне. По правую руку от Эорла ехал Бородир, который должен был служить проводником.
За время похода великое войско никто не смел потревожить. Любая сила, будь она злая или добрая, завидев его, уступала ему дорогу. Армия шла всё дальше на юг, и уже добралась до южных концов Лихолесья, где теперь кишели балхот (как называли кочевников в Гондоре), но здесь она также на удивление не встретила никакого сопротивления. Когда же войско приблизилось к Дол Гулдуру, то заметило странный туман, идущий со стороны Двимордена, гибельного края (Лориэна), который струился теперь впереди дороги всадников и отбрасывал тень Тёмной Крепости.
Эорл не отступил из-за этого тумана и повёл своих людей дальше. Но их встретила странная тишина, с ощущением, что будто копыта их лошадей не касаются земли.
На третий день такого пути туман рассеялся, и впереди уже показались Отмели. Эотед добрался на сюда куда раньше, чем можно было надеяться.

А в это время на юге огромное войско диких людей опустошило Рованион и на плотах пересекло Великую Реку. В то же время орки, повинуясь некому замыслу, спустились с гор, чтобы помочь захватчикам. Пришельцы захватили Каленардон.
Северная армия Кириона находилась в отчаянном положении. Потерпев поражение в Уолде и будучи отрезанной от Минас-Тирита, она была вынуждена пересекать реку Светлимку, где её внезапно атаковали орки. Гондорцев начали теснить к Андуину. Последняя надежда уже угасла, как в этот момент неожиданно подошли Всадники и ударили в тыл вражьему войску. Ситуация коренным образом изменилась, и враги были отброшены и разбиты наголову. Эорл повёл своих людей в  погоню, и так велик был страх перед его воинами, что захватчики даже в Уолде ударились в панику.
Гондор выстоял перед лицом ужасной катастрофы.

Итог:

Вторжение балхот в Гондор провалилось. Они смогли захватить Каленардон и почти уничтожить гондорскую армию, но приход Эорла Юного с войском всё изменил. Победа осталась за силами высоких и серых людей. Вследстии этой победы образовалось ещё одно славное королевство.

0

5

http://s44.radikal.ru/i104/1201/d3/2bd4f7b81be2.png
Кирион и Эорл. Начало дружбы народов.

В году 2510 Третьей Эпохи на полях Келебранта произошло решающее сражение между воинством  дунэдайн и  армией вторжения балхот (истерлингов) и союзных им орков. Северная армия Гондора несла тяжелые потери от наступавших  противников, когда в битву вступили своевременно подоспевшие войска Эорла Юного, спасшие  силы Гондора от неминуемой гибели,  а само государство дунедайн от разграбления. После убедительной победы правитель Гондора, Наместник Кирион, против всеобщих ожиданий не пригласил Эорла на торжественный пир в Минас Тирите, а вместо того условился  с предводителем эотеод встретиться через три месяца на берегу реки Меринг, покамест поручив заботам своего союзника Каленардон. По возвращении в столицу, Кирион повелел  нескольким доверенным лицам восстановить древнюю тропу к Амон-Анвар, соблюдая при этом тайну. Слугам было приказано не расчищать съезд с Тракта на тропу, а если их спросят что они делают, отвечать только, что готовят место для встречи господина Наместника с вождем Всадников. В назначенное время Наместник со своим сыном Халласом и небольшой свитой у переправы через Меринг встретил Эорла,  сопровождаемого  тремя военачальниками.  Вместе они направились к подготовленному Кирионом месту. У начала тропы правитель Гондора призвал всех, кроме Эорла, оставить свое оружие и сопроводить представителей двух держав на холм Благоговения, дабы выступить свидетелями тех речей, коим суждено было прозвучать. Когда отряд добрался до верхних склонов горы, Кирион принял у своего оруженосца белый жезл и белую мантию наместников Гондора и провозгласил свое решение: он отдавал Эорлу и всем его наследникам земли Каленардона от Андуина до Изена, с тем лишь условием, что войска эотеод выступят против врагов Гондора, и наоборот. Пораженный щедростью и мудростью гондорского правителя, не сразу нашел Эорл ответные слова. Наконец сказал он , что принимает этот дар, превосходящий все заслуги Всадников перед народом дунэдайн и желает скрепить дружбу между ними нерушимой клятвой на все времена. Для принесения обетов правители проследовали по каменной лестнице на самую вершину горы, где находилась  могила Элендиля Верного.  Возложив на нее свой меч, поклялся Эорл от своего имени и от имени всех своих потомков в вечной дружбе и помощи Великому Народу Запада. Наместник в ответ произнес свою клятву, приведшую в трепет всех присутствовавших, ибо призывал он в свидетели валар и Эру Единого, и не звучала подобных  обетов  со времени союза Элендиля и Гил-Гэлада, без малого двадцать шесть веков. Когда же  церемония сия была окончена, оба правителя со своими спутниками вернулись на стоянку у реки Меринг, где были окончательно определены пределы владений гондорского Наместника и правителя Всадников. Будущему государству Рохан были положены следующие границы: «на западе река Ангрен от места слияния с Адорном, и оттуда на север до внешних укреплений Ангреноста, и к северо–западу вдоль границ Фангорна до реки Светлимки;. На востоке границами служили Андуин и западные склоны Эмин–Муиля до болот около устья Онодло, а за той рекой — речка Гланхир, а на юге его границами были горы Эред–Нимрайс до конца северного отрога, но все те долины и ущелья, что открывались на север, отходили к эотеод, а также земли к югу от Хитаэглира, лежащие меж рек Ангрен и Адорн». На этих территориях под властью Гондора оставалась лишь крепость Ангреност, где находился Ортханк, место хранения одного из палантиров . Гора  же Амон Анвар, на которой прозвучали слова обетов,  объявлялась с того момента святыней обоих народов, т.е. не принадлежала ни Гондору, ни Рохану, однако ларец с прахом Элендиля был извлечен из кургана Кирионом и перевезен в Усыпальницы в Минас Тирите. День принесения клятвы стал считаться днем создания государства Рохан. На следующий день Эорл попрощался с Кирионом, сказав, что хотя вражьи армии и разбиты, победа еще не окончательна, и что в прежних землях всадников еще много неотложных дел. Ибо отправляясь на помощь Гондору, Эорл забрал все боеспособные войска, оставив женщин и детей на попечение немногих стариков и подростков, способных держать оружие. В такое великое путешествие народ Всадников мог отправиться лишь под предводительством своего повелителя, и дорога была длинна и опасна, потому Эорл взял забрал с собой многие силы, оставив однако половину своей армии в Каленардоне. Новосозданное государство называлось изначально «Марка», что означало «пограничье». На синдарский лад, «Рохан», марку назвал сын Кириона, Халлас. Наименование это вскоре распространилось как в Гондоре, так и по территории Марки, а всадники стали называть себя «рохиррим».

0

6

http://s018.radikal.ru/i501/1201/c9/aab638034eb8.png
Завет Исильдура
В 3441-ом году Второй Эпохи, наконец отгремели кровопролитные сражения Последнего союза,  и Саурон был повержен, однако  победа над ним дорого обошлась свободным народам. Многие славные воители  и полководцы встретили свою смерть  у подножия Ородруина,  и одним из них был Элендиль – первый правитель дунэдайн в Средиземье.  Сын  Элендиля, Исильдур, наследовал ему, однако прежде чем отбыть в Арнор,  дабы принять бразды правления,  он в обществе  ближайших друзей и  своего племянника Менельдиля отправился осмотреть территории, принадлежащие Гондору .  В самом сердце гондорских земель  отыскали они высокую гору Эйленаэр и на вершине ее погребли ларец с прахом первого короля Изгнанников, и возвели курган над его могилой.  От опушки окружавшего холм леса, до самого места захоронения провели они каменные ступени.  Когда же эта работа была завершена, объявил Исильдур сие место священным,  и запретил кому либо, кроме потомков того, кто обрел здесь свое последнее пристанище и тех, кого наследники Элендиля  сочтут уместным взять с собою, подниматься на гору, названную отныне Амон–Анвар, Холмом Благоговения. И всем спутникам своим повелел  он хранить тайну об этой святыне. Завещал также Исильдур дабы впредь правители Гондора  приходили на вершину горы в часы сомнений и невзгод, и приводили на Амон-Анвар своих наследников, когда те достигнут совершеннолетия, дабы у гробницы Элендиля поведать им о тайнах и делах королевства.
Менельдиль и потомки оного свято блюли завет Исильдура. В годы же правления  Ромендакиля Первого, когда истерлинги стали представлять для Гондора серьезную угрозу, король,  дабы не утратить сию традицию из-за внезапной гибели или каких-либо иных несчастий, приказал увековечить слова сына Элендиля в манускрипте, вместе с прочей не подлежащей разглашению информацией.  Рукопись сию Наместник должен был вручать каждому новому правителю страны в час восшествия того на престол. Данный обычай прочно укоренился в Гондоре, однако короли не забыли старых обрядов, и продолжали посещать Амон-Анвар со своими сыновьями.
Когда же время королей миновало и власть перешла в руки наместников, те долго размышляли на тем, как поступить им с Заветом Исильдура. И хотя решено было, что до возвращения законных правителей все их права и обязанности ложатся на плечи их представителей, редко восходили они на Благословенный Холм.  Шли годы, дорога, ведущая к святыне,  заросла, и дунэдайн стали избегать окружавшего ее непроходимого  леса, тягостное безмолвие которого  угнетало их.
Так тянулось до той поры, когда после победы над иноземными захватчиками, двенадцатый наместник Гондора, Кирион,   не поднялся на Амон-Анвар в обществе своего союзника Эорла Юного, благодаря своевременной помощи которого, гондорцам удалось избежать поражения.  Там,  у могилы  Элендиля, заключили они нерушимый союз, между подвластными им королевствами.  Тогда же всадникам Эотеод  были дарованы земли Каленардона.  Прах же Элендиля Кирион повелел перенести в Усыпальницы Минас-Тирита, посчитав, что Завет Исильдура утратил свой смысл теперь, когда драгоценный ларец хранится не в сердце королевста, но в приграничных землях.  На вершине холма Наместник  приказал возвести сигнальный маяк, дабы иметь возможность в час нужды подать знак союзникам.  Однако  дунэдайн, так и не утратили почтения к Благословенной Горе, передалось  оно и жителям Рохана, что стали именовать ее на своем языке  Халифириен.

0

7

http://s018.radikal.ru/i501/1201/c9/aab638034eb8.png
Первая ветвь королей Рохана.

Королевская линия Рохана берет свое  начало от Эорла Юного, что получил земли, позднее ставшие Ридденмарком, в дар от Наместника  Кириона,  за неоценимую помощь в битве на полях  Келебранта. Тогда рохиррим заключили нерушимый союз с Гондором и направились в дарованную им землю Каленардона.  В честь своего первого короля жители Марки нарекли себя  эорлингами - сынами Эорла. По прибытии в свои  владения, правитель сей  основал великую крепость Алдбург, которая оставалась главным городом нового королевства,  до тех пор, пока сын Эорла, Брего,  после гибели отца, падшего смертью храбрых в  в битве при Уолде, не перенес столицу в Эдорас. Там возвел  он знаменитые золотые палаты Медусельда, отныне ставшие жилищем властителей Марки.  В  годы правления  Брего были надолго прекращены набеги орков и истерлингов на земли Рохана. Славное правление второго короля не обошлось однако без печальных событий, ибо старший сын его, Балдор, решив доказать свою отвагу, отправился на Тропу мертвецов, где и сгинул, к великой скорби своего отца и всего народа. В итоге престол уноследовал наследовал  второй сын Брего, Алдор. 78 лет управлял он страною,и при  нем, как и при его потомках - Фреа, Фреавине и Голдвине – Рохан процветал и укреплял свои позиции. В те годы Всадники заселили горные долины юга Ридденмарка и подчинили себе племена дунландцев, живших  к востоку от Изена. Алдор же  основал неприступную крепость Дунхарг, что смогла бы послужить надежным  убежище на случай войны.
Но начиная с 2700-ого  года, череда несчастий обрушилась на страну рохиррим.  Во время правления седьмого короля – Деора,  дунландцы вновь начали тревожить границы королевства северян. В 2710-ом были потеряны укрепления Изенгарда  отбить которые  у горцев так и не удалось. Спустя еще полвека, истерлинги вновь вторглись на земли Рохана, а  дикари Дунланда немалыми силами выступили  из захваченной ими крепости и перешли через реку Изен. Эти события послужили началом войны, которая продолжалась как в период правления унаследовавшего  Деору восьмого короля Марки – Грама, так и в годы царствования знаменитого  - Хельма Молоторукого.  Гондор  в ту пору не мог оказать должной помощи своим союзникам,  ибо сам был атакован флотом умбарских пиратов, посему после череды кровопролитных сражений, всадники потерпели сокрушительное поражение. Был потерян Эдорас, при защите которого погиб старший сын Хельма,  Халлет. Предводитель захватчиков Вулф обосновался в Медусельде и провозгласил себя новым королем.
Хельм же, не желая признавать своего поражения,  с остатками войск, укрепился в ущелье Хорнбурга, каковое  впоследствии нарекли  его именем (Хельмова Падь). Война все еще продолжалась.  Зима 2758 - 2759 гг. выдалась долгой и суровой, силы защитников крепости таяли с каждым днем. Погиб второй сын короля - Хама. Сам Хельм замерз насмерть, отправившись в ночной рейд.  Новым правителем был признан его  племянник,  Фреалаф, которому удалось отбить  Эдорас и изгнать из Рохана захватчиков. Однако первая линия королей Ридденмарка прервалась навсегда.
Но осталась легенда, которая гласит,  что в час,  когда Рохану снова грозит опасность и враги подступают к Хорнбургу, Хельм, последний король первой ветви, вновь выходит на битву за свою страну.

0

8

http://s018.radikal.ru/i514/1201/f5/2b47808cfeb0.png

Итак, новая подборка творчества участников форума Время Легенд. Жена Моряка. На этот раз можно увидеть и поэзию, и прозу, и арт. Полет свободы, тяжесть войны и прекрасные страницы истории - добро пожаловать в прекрасный мир Арды глазами наших игроков.

Свобода

Бессмысленно бегут пустые мысли,
Впадают в судорожно-быстрый мрак -
И видно сквозь убийственную призму
Осколки чувств... Мой Бог, какой пустяк!..

Любовный яд был создан на погибель
Живой души всего людского рода;
Мудрец-старик и юноша невинный
Покорно подставлялись под оковы.

Их ожидали гордости утрата,
Намеренная ложь самим себе,
Извечная необходимость платы
Оскалившейся ветрено судьбе...

Кто неподвластен этому недугу,
Не щепка тот в безудержных штормах;
Кто льдом холодным скроет свой рассудок -
Не ведает, что есть на свете страх.

Тот ничего не должен никому,
И боль внутри его не рвёт на части.
Он подчинён лишь Богу одному,
Живёт легко и получает счастье.

И он не сетует слепому Року,
Коли его не любит кто-то там:
Ведь в рабстве добровольном нету прока,
Как радости нет от смертельных ран.

Вы любите? - Скорее нет, чем да.
А почему? - Да разве вы поймёте?
Свобода - одинокая звезда,
Её не отыскать в любви полёте.
(с) Анкалимэ

Страницы истории
Основано на квенте Лайкалассе, коей весьма много листов. Стихи принадлежат леди Лаириэль
Разбирая старые записи, я нашла несколько листов выцветшего от времени пергамента.
На одном из них засохли пятна крови. Стих, что проступал багровыми строками, был записан во время первого Разорения Дориата, когда феанариони пришли требовать Сильмарил у Диора. Я не присутствовала там, поскольку наша семья к тому времени ушла в Нан Татрен, вняв предостережению Оннаквентариэль Пророчицы. Пятна крови - мои собственные, полученные от кинжала приблудного орка-разведчика, который попался нам по пути в новое убежище. Не смогу объяснить, что за порыв двигал мной, но мне захотелось записать сей плач чернилами, похожими на кровь.

Первый лист...

http://i43.photobucket.com/albums/e378/Laikalasse/noldor.jpg

Второй лист изготовлен в начале нынешней эпохи, но стих на нем совсем новый. Мой двоюродный брат Амрат сочинил его перед самым отплытием из Митлонда буквально несколько дней назад. Еще длится война, но его сердце уже не в силах выдержать бремя, и оттого он покинул нас.

Второй...

http://i43.photobucket.com/albums/e378/Laikalasse/middle-earth.jpg

И третий лист из холщовой ткани я использовала сама год назад. Мне захотелось собрать самые светлые воспоминания, всю свою любовь к Эндорэ Мельда и выразить ее в песне, что остается людям. Писалось в Лориэне, перед одной из статуй владыки Амрота, что в Карас Галадоне. Ее я и срисовала.

Третий...

http://i43.photobucket.com/albums/e378/Laikalasse/lorien.jpg

(с) Лаириэль

Зов войны
Да, великая война с Сауроном, длившаяся не одну сотню лет, кончилась 12 лет назад. Для кого-то она всего лишь дурное воспоминание, для других – великий ужас. Безусловно, война всегда была несчастьем. Я никогда ее не забуду, наверное. До сих пор я помню звон клинков, крики воинов, идущих в атаку, рычанье орков и троллей. Помню стоны умирающих, помню стрелы, затмевающие ярко горящую в небе луну. Помню все это, будто это было вчера.
Я родился в небольшом городке на полпути от Минас-Тирита к Дол-Амроту. Я был старшим ребенком в семье. У меня были еще две сестры, Альдара и Ниэлла, они были младше меня на 3 и 4 года. Мой отец был столяром, но знал все ремесла и многому меня научил. Мать шила и продавала ткани. Я хорошо помню ее гигантский станок.
Когда мне исполнилось 12 лет, мы переехали в Минас-Тирит, куда нас пригласил мой дядя Гарендур. Профессии моих родителей не изменились с переездом: отец работал с деревом, мать ткала. Минас-Тирит показался мне огромным, высоким городом. Потрясающие мое воображение стены из белого камня, удивительная архитектура, статуи королей прошлого. Хотя я частенько вспоминал свой первый дом, бескрайние поля и реки, рощи.
До 17 лет я пробовал заниматься различными ремеслами, но что-то не заладилось. По достижению этого возраста, я пошел в Гондорскую армию. Я был хорошим солдатом, отлично фехтовал и даже занял второе место на соревнованиях между отрядами. Я тогда думал, что лучше службы быть не может. Так я думал до того, как побывал в Осгилиате.
Шла война и наш отряд послан в Осгилиат на подмогу Боромиру. Помню, как мы туда шли. Я думал, что смогу разбить всю мордорскую армию в одиночку. Как я ошибался! Хорошо помню свой первый бой. Настоящий бой не похож на тренировочный. Когда на тебя бежит полсотни орков, думать о приемах некогда. Помню я их звериные оскалы, хриплые крики на мерзком языке. Я боялся, хотя не был трусом. Помню, как всадил своему первому орку меч в брюхо. Страх после этого прошел, вместо него появилась дикая ярость. Мы разили орков, положили их не одну тысячу. В конце концов мы выиграли этот бой. Долго таких крупных боев не было: лишь стычки. Боромир покинул разрушенный город, а Фарамир отправился в Итилиэн. Долгое время боев не было. Но Фарамир вернулся, а за ним и враги… Тогда мы долго их сдерживали. Я положил за неделю, наверное, сотню, а то и полторы сотни орков. Но орки - не самый страшный враг. Были и другие: свирепые и жестокие вастаки и харадрим, но эти воины тоже не были нашим самым ужасным противником. Назгулы! Вот где был страх. Когда я впервые услышал их вопль, я бросил меч и щит и побежал. Я боялся их, но не только я один. Многие при их виде теряли сознание, бросались бежать. Выдерживал разве что Фарамир.
Мы не могли вечно сдерживать врагов в Осгилиате. Пришлось отступить. Я сражался при осаде Минас-Тирита. Чуть не погиб в бою - спас доспех. Я хорошо помню клич рыцарей из Дол-Амрота, с которым князь Имрахил повел их в бой. Помню трубы рохана, когда храбрые всадники пришли нам на помощь. Никогда этого не забуду. Помню и набат колоколов, когда появились умбарские корабли. К счастью, как потом выяснилось, это был наш король Эллесар. Сражался я и у Черных врат , когда на нас пошли полчища троллей, орков, людей тьмы. В том бою я проявил себя как героя и даже по окончанию войны получил награду от самого короля за храбрость. Помню я крик «Орлы летят, орлы!».
Сейчас я живу в Минас-Тирите. Я женился, у меня двое детей. Мои родители уехали на родину, Альдара работает сиделкой в палатах исцеления, а Ниэлла вышла замуж и уехала в Анфалас. Я работаю писарем, бросил военное дело. Но, наверное, никогда не забуду эту войну. Пусть же живет и здравствует король Эллесар! (с) Фардин

Власть памяти
Заплетается стеною вереск,
Покрывая землю полотном.
Заверни игольчатой стрелою
Десять листиков его винтом.

Вьется облако - тень на равнине,
Сосны отражают небеса,
Синева и зелень - не покинешь
Больше эти стройные леса.

Воздух горный, запах разнотравья,
Птичий щебет и тепло воды...
Сохрани те листики - во здравье -
И благословит их тень звезды.

Та звезда, что засияла снова  мире,
Тихой ночью - шорохом воды
Унесет и листики с печалью,
И останутся - лишь он и ты.
(с) Эрендис

0

9

В следующем выпуске:

До того как Феанор успел высадиться в Средиземье, Моргот уже начал большую войну, которая грозила подданным Тингола полным уничтожением. Но король Эгладора, вооружившись оружием гномов, должным образом отбил первый страшный удар, который впрочем забрал многие эльфийские жизни. В это время Кирдан оказался в отчаянном положении, и только неожиданные события, произошедшие вскоре, спасли его и весь его народ от гибели.

0


Вы здесь » Журнал "Великие битвы Арды" » Журнал "Великие битвы Арды" » Журнал "Великие битвы Арды". Выпуск №10 Битва на полях Келебранта


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC