Журнал "Великие битвы Арды"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Журнал "Великие битвы Арды" » Журнал "Великие битвы Арды" » Журнал "Великие битвы Арды". Выпуск №17 Дагор Аглареб и Осада


Журнал "Великие битвы Арды". Выпуск №17 Дагор Аглареб и Осада

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://s2.uploads.ru/lSprt.png

В 60-ом году Первой Эпохи  многочисленные отряды орков хлынули в  Белерианд. Темные силы продвигались в двух направлениях , атаковав Ущелие Сириона на западе и Врата Маглора на востоке.  Однако нолдор были готовы к этому нападению.  Совместными усилиями, войска Финголфина и Маэдроса разбили врага на равнине Ард Гален, после чего  была установлена осада Ангбанда, которая продлилась несколько сотен лет.

Содержание

2 - Страны, народы, быт. Белерианд. География и народы.
3 - Предыстория. Первые шаги Нолдор. Поиск скрытых мест.
4 - Ход событий. Дагор Аглареб. Доблестная битва.
5 - Исторические личности. Ангрод и Аэгнор. Владыки Дортониона.
6 - Страны, народы, быт. О Лембасе. Эльфийский хлеб.
7 - Ход событий. Осада Ангбанда. Пассивная война.
8 - Палантир форума. Комментарии редакции.
9 - В следующем выпуске. Что ждёт вас дальше?

В разработке участвовали:

Галдор - главный редактор.
Nighta - редактор.
Соронто - редактор.

Дагор Аглареб и Осада в датах

20 - Мерет Адэртад.
60 - Битва Дагор Аргалеб. Начало осады Ангбанда.
155 - Нападение из Ангбанда.
260 - Первая битва Глаурунга Дракона.
310 - Финрод встречает людей.
375 - Нападение орков на Халадин.

0

2

http://s018.radikal.ru/i501/1201/c9/aab638034eb8.png
Белерианд

Белериандом звалась самая западная область Средиземья, что простиралась от  Железных Гор до Оссирианда, и от Синих Гор  до моря Белегаэр. На протяжение всей Первой Эпохи в этих землях бушевали кровопролитные войны,  немало повлиявшие на судьбу всего мира, посему стоит подробнее остановиться на описании территорий, за которые велась упорная борьба между Темным Валой и свободными народами Средиземья.
В древние времена на крайнем севере Моргот некогда возвел свою первую крепость Утумно, оградив ее цепью непроходимых гор, получивших название Эред–Энгрин.  По прошествии некоторого времени, опасаясь вторжения Валар, чуть западнее основал он еще одну твердыню, Ангбанд, в коей и провел большую часть Первой Эпохи. Над воротами,  ведущими в этот оплот, поднял Мелькор черные пики Тангородрима, из вершин коих клубился  темный и смрадный дым, затмевавший  солнечный свет. На десятки лиг от Ангбанда протянулась пустынная и безжизненная равнина Ард-Гален, что в годы Бдительного Мира покрылась свежими травами.
К западу от владений Моргота находился Хитлум, известный на языке нолдор, как Хисиломэ - Туманный Край. Климат Хитлума был прохладен, а зимы зачастую выдавались по-настоящему суровыми. Однако же там было немало плодородных земель и прекрасных лесов. Южную область Хисиломэ разделяла на две части горная гряда Митрим, к западу от которой простирался Дор Ломин, а к востоку – Митрим, названный так в честь одноименного озера. Краем этим правили Верховный Владыка нолдор Финголфин и сын его Фингон.  В этих землях нашли себе приют и многие люди из дома Хадора.
Еще западнее, за Поющими Горами, располагался край, именуемый Нэвраст – Ближний Берег, коим долгие годы правил второй из сыновей Финголфина – Тургон, пока не покинул свою обитель в  Виньямаре, дабы перебраться в новое убежище - Гондолин. Места эти славились своим мягким климатом и теплыми морскими ветрами.
Вдоль южной оконечности Ард-Гален на много лиг протянулось нагорье Дортонион, покрытое густыми хвойными лесами.  Там нашли себе пристанище младшие сыновья Финарфина, Ангрод и Аэгнор, их немногочисленные верные, а также люди из дома Беора.
Меж Дортонионом и Эред Ветрин пролегал путь великой реки – Сириона, по обе стороны которого простирались пышные зеленые равнины. Ущелье это относилось к владениям Финрода Фелагунда, там, на острове Тол-Сирион, возвел он сторожевую крепость, Минас-Тирит, которую со временем передал своему брату  - Ородрету.
Сам же Финдарато обосновался в Нарготронде, что охватывал все земли от Сириона до самого моря, не считая Фаласа. В этих краях старший сын Финарфина выстроил подземную крепость, которая долгие годы не давала покоя Темному Вале.
В Фаласе и его окрестностях в те годы проживал народ телери, под управлениям Кирдана Корабела, там в прекрасных гаванях строили они свои белокрылые корабли,  и собирали жемчуг в прибрежных водах.
По левую сторону Сириона пролегал пустынный край Димбар, где  на вершинах Криссаэгрим гнездились огромные орлы Манвэ.  Восточнее же, между Горами Ужаса и Дориатом,  располагались жуткие и безлюдные земли Нан–Дунгортеб. Все живое избегало тех мест, ибо в этой проклятой долине обитали отвратительные гигантские пауки, потомки самой Унголиант.
К югу от этого зловещего края находился Дориат – Огражденное Королевство, коим правили Тингол и супруга его – майэ Мелиан, благодаря чарам которой, никто без дозволения Владык не мог проникнуть в их земли. Воды Эсгалдуина разделяли Дориат на два обширных леса -  Регион и Нельдорет.  А на излучине реки по воле правителя синдар был построен огромный подземный дворец -  Менегрот, известный также, как Тысяча Пещер.
К западу от Дориата раскинулся лесной массив Бретиля, в котором с дозволения Элу Тингола поселились люди народа Халет, на востоке же, у берегов Келона, находился небольшой темный лес Нан Эльмот, где долгие годы проживал Эол.
Южнее,  неподалеку от устья Ароса, Сирион образовывал многочисленные озера и топи,  область эта звалась Полусветными Водами, ибо была окутана непроглядными туманами. Ниже по течению Сириона, прибрежные  луга его круто обрывались,  ибо там пролегало глубокое ущелье реки Нарог. Чуть дальше к югу,  воды Сириона  уходили в подземное русло, чтобы через несколько лиг вновь вырваться на свет из-под скалистых гор во вратах Сириона.

Меж Сирионом и Рамдалом возвышалась одинокая гора Амон Эреб. На ее вершине встретил свою смерть владыка  Оссирианда  - Денетор, там же в последние годы Первой Эпохи отыскали пристанище старшие сыновья Феанора – Маэдрос и Маглор.
Восточнее этого памятного места протекала одна из величайших рек Эндорэ –Гелион, что брала свое начало из двух источников – Большого и Малого Гелиона, первый из которых находился у  подножия горы  Рерир, а второй тек из-под холма Химринг.
От восточного берега этой реки до самого подножия Синих Гор, простирались владения нандор – Оссирианд. Шесть притоков Гелиона пересекали эти земли, и посреди одного из них, Адаранта, находился остров Тол–Гален, где по возвращении из Чертогов Мандоса обосновались Берен и Лютиэн.
К северу долину Гелиона ограждали невысокие холмы. В тех краях находились владения сыновей Феанора. Старший  из них, Маэдрос,  обсоновался в Химладе, где на холме Химринг располагался его основной оплот. Маглор оберегал область меж рукавами Гелиона, где цепь холмов разрывалась, образуя так называемые Маглоровы Врата. На юго-востоке, у темных вод озера Хелеворн, в местах именуемых Таргелионом, правил Карантир, по имени которого, эти земли назывались также Дор-Карантиром.  Западной частью Химлада от Ароса до Келона управляли Келегорм и Куруфин, в во владения Амроду и Амрасу достались зеленые леса между Келоном и Малым Гелионом.

0

3

http://themarinerswife.f-rpg.ru/files/0010/a6/bc/55299.png
Первые шаги Нолдор

Двадцать лет прошло с той поры, как началась эпоха Солнца, и Финголфин, правивший нолдор, решил устроить великий пир. Местом проведения его он выбрал озеро Иврин, откуда брала своё начало великая река Нарог. Позже этот пир вспоминали как Мерет Адертад – Пир Дружбы, на котором собрались представители всех разрозненных народов во главе со своими предводителями. От дома Феанора пришли Маэдроса и Маглор, вместе с воинами восточного рубежа. Также на празднике было множество Серых Эльфов, по-прежнему бродивших по лесам Белерианда. Из дальних Гаваней явился Кирдан Корабел, а из Дориата же на Мерет Адертад наведались только двое посланцев – Маблунг и Даэрон.
Множество клятв вечной дружбы звучало на пиру. Говорят, что даже Нолдор в этот день пользовались лишь языком Серых Эльфов, ведь язык Белерианда давался изгнанникам куда легче, чем синдар наречие Валинора.
Тридцать лет кануло после сего события. Тогда Тургон – сын Финголфина, покинув зелёный Невраст, отправился к своему другу – Финроду, живущему на Тол-Сирионе. Отправившись вместе в дорогу на юг, им обоим во снах привиделись одинаковые видения. С тех пор тревога и беспокойство не покидали их, и уже поодиночке бродили они по истоптанным краям, разыскивая места, отличающиеся скрытой силой, раздумывая о том страшном дне, когда Морготу наконец удастся прорваться сквозь ряды нолдор.

http://s3.uploads.ru/y2JXb.png
Феаноринги на Мерет Адертад. Художник Gold-Seven

Некоторое время сын Финарфина гостил со своей сестрой Галадриэль у короля Дориата. Он был восхищён мощью и величием Менегрота, и твёрдо решил построить себе такие же подземные владения, неусыпно охраняемые как войском, так и тайной. Рассказав о своих видениях Тинголу, Финрод услышал от того о пещерах Нарога, под горой Фарот, получив в добавок опытных проводников, чтобы достичь того места. Нарготрондом стала новая крепость Фелагунда, которую помогали строить ему ещё гномы, щедро вознаграждённые после работы. Тогда же примерно и родилось одно из величайших сокровищ – Наугламир – ожерелье, подаренное самому королю народом гор.
Здесь в Нарготронде и обосновался Финрод. Но Тургон долго не мог найти своего места, и, вернувшись обратно в Невраст, снова зажил в Виньямаре, на морском побережье. Но после около года такой жизни, к нему снова во сне явился Ульмо, повелев отправиться в долину Сириона. Быстро собравшись и тронувшись в путь, сын Финголфина по указаниям Владыки Вод нашёл уединённую долину Тумладен, со всех сторон окружённую горами, где в центре возвышался одинокий скальный выступ. Вернувшись домой, Тургон начал создавать план города, советуясь только с самыми близкими друзьями, города, по своему подобию напоминавшего звёздный Тирион.

0

4

http://s018.radikal.ru/i503/1201/33/546805af8231.png
Дагор Аглареб

Шпионы Моргота начали доносить своему господину, что предводители нолдор бродят по всему Средиземью и, видимо, даже думать забыли о всякой войне. Решив испытать на прочность врагов, Властелин Тьмы скрытно и незаметно пробудил свою великую мощь. Внезапно содрогнулся север Белерианда и вспыхнул огонь на пиках Железных Гор. Орки стремительно хлынули на Ард-Гален, одновременно прорвавшись сквозь западное ущелье Сириона и затопив собой земли Маглора, протиснувшись между горами Маэдроса и Синим Хребтом. Но Финголфин и Маэдрос не потеряли бдительности. Крупными отрядами уничтожая разрозненные банды орков, они ударили с двух сторон по основным силам Врага, напавшим на Дортонион. Сражение было ожесточённым, но кратким. Орки потерпели сокрушительное поражение, гонимые нолдор до самых чёрных пиков Железных Гор. Дагор Аглареб – Победоносной Битвой – стали называть это великое сражение. Но, к сожалению, это всё, что известно о его коротком ходе событий.
Сражение окончилось для эльфов победой, но оно и стало для них грозным предупреждением, заставив теснее сплотить свои ряды, тем самым начав Осаду, которая длилась почти четыреста лет. Вожди нолдор нагнали такого страху на приспешников Моргота, что очень долго ни один из них не смел показываться за вратами мрачной твердыни Севера. Финголфин надеялся, что Врагу никогда не удастся прорваться сквозь это кольцо, если только не случится в рядах эльфов предательства. Правда Ангбанд стоял нерушимо, сильмариллы же по-прежнему были в короне Моргота, поэтому Враг снова и снова затевал всякие злодейства, не уставая испытывать силу Эльдар. Да и окружение не было по-настоящему полным, ведь Ангбанд со всех сторон защищали Железные Горы, так что с севера для Мелькора путь оставался по-прежнему свободным. Всеми силами пытался он посеять страх и рознь среди Эльдар, отдав приказ оркам доставлять живым каждого, кого удавалось схватить. От пленников Враг и узнал многое, что случилось после его бегства из Валинора, и в этом ему была большая радость, ведь он понимал, как такие вести могли рассорить его противников.

http://s3.uploads.ru/9CqHf.png
Дагор Аглареб художника formenost.

Спустя ещё одну сотню лет после Славной Битвы, Моргот решил нанести ещё один крупный удар. Опасливо сторонясь Маэдроса, он снова попытался застать врасплох Финголфина. К белым снегам Севера он выслал немалое войско, затем повернув его на запад, после чего на юг. Орки прошли вдоль побережья, почти тем же самым путём, которым шёл однажды Финголфин по Вздыбленным Льдам. Отряд смог пробраться в Хитлум, но он был вовремя обнаружен Фингоном, который и атаковал орков на севере залива Дрэнгист, сбросив тех в море. Но битва не вошла в летопись великих сражений: орков  было не очень много и нолдор обошлись лишь незначительными силами. Только после этого Моргот наконец понял, что одни орки, сами по себе, не могли противостоять гордым сыновьям Эльдар.

Итог:

Победа досталась эльфам. Войска Моргота были разгромлены. Битва произошла в 60 году Первой эпохи Солнца. Последствием сражения стала многовековая, долгая Осада.

Дагор Аглареб на карте:

Карта

http://s3.uploads.ru/Ea9mW.gif

1 – Моргот решает проверить своих врагов на прочность и развязывается очередную крупную битву.

2 – Главные силы врага нападают на Дортонион, где их сдерживают Ангрод и Аэгнор. Другая часть войска пробралась сквозь западный проход Сириона.

3 – Третья часть заполняет земли между горами Маэдроса и Синими горами.

4 – Но Финголфин и Маэдрос были начеку. С помощью крупных отрядов им удаётся покончить с бандами орков. Основные силы они разбивают, одновременно ударив по их флангам.

5 – Войска Моргота разбиты. Нолдор оттесняют врагов к Железным Горам. Позже они сознают множество постов и начинают Осаду.

0

5

http://s44.radikal.ru/i104/1201/d3/2bd4f7b81be2.png
Ангрод и Аэгнор

Младшие из сыновей Финарфина и Эарвен, Ангрод и Аэгнор, были рождены в Эпоху Древ в Валиноре, где и провели детство и юность. В 1495-ом году, вслед за многочисленными родичами,  оба они отправились в Исход. После тяжкого перехода через льды Хэлькараксэ, братья, вместе с воинством Финголфина, достигли Смертных Земель.
Поначалу Ангрод и Аэгнор, вместе с прочими нолдор проживали в лагере у озера Митрим,  однако со временем перебрались в Дортонион, коим и правили вплоть до Дагор Браголлах.
В пятом году Первой Эпохи Солнца, Ангрод, в качестве посланника Финрода,  прибыл в Дориат, где был радушно встречен правителем синдар, Элу Тинголом, и его родичами. Однако владыка Менегрота отказался иметь дело с народом изгнанников, дозволив пришельцам из Амана селиться  лишь в восточных окрестностях Белерианда. Кроме того, всем, кроме потомков брата Тингола -  Ольвэ, запрещено было ступать на  земли Дориата. Возвратившись, Ангрод передал волю короля синдар прочим Лордам нолдор, чем вызвал немалое недовольство, особенно среди сыновей Феанора.  Когда впоследствии Тингол узнал о резне в Альквалондэ и обвинил Финдорато в убийстве родичей, Ангрод вступился за брата, рассказав правителю Дориата всю горькую правду.

http://s2.uploads.ru/7d1CP.png
Владыки Дортониона. Рисунок Филат.

В 60- ом году П.Э. полчища орков хлынули из Ангбанда. Основные силы врага были брошены на штурм Дортониона, однако Аэгнору и Ангроду удалось отстоять свои владения. Во многом сему поспособствовала своевременная помощь войск Финголфина и Маэдроса.  В результате слуги Темного Валы были повержены, а  Ангбанд  был взят в осаду.
В годы Бдительного Мира, Аэгнор повстречал деву Андрет, из народа Беора, и великая любовь зародилась между ними.  Однако же сын Финарфина вынужден был покинуть свою возлюбленную, ибо полагал он, что пропасть между  судьбами эльдар и эдайн слишком велика и непреодолима, и сей союз принесет им обоим лишь многие несчастья. Кроме того, все эльдар избегали вступления в брак в неспокойные и опасные времена.  Никогда более не встречались Аэгнор и Андрет, хотя и продолжали  любить друг друга до самой смерти. По словам Финрода, Айканаро принял решение никогда не покидать Чертогов Намо, ибо его возлюбленной суждено было уйти за пределы Мира.
В 455-ом году, Моринготто удалось прорвать многолетнюю осаду, и орды ужасающих тварей выступили из Ангбанда. Основной удар снова пришелся на Дортонион и на этот раз ему не удалось выстоять, ибо чрезмерно велика была мощь Темного Валы. В этом сражении и нашли свою смерть младшие сыновья Финарфина.

0

6

http://s018.radikal.ru/i501/1201/c9/aab638034eb8.png
О Лембасе

Лембас, которая также называемый Дорожным хлебом  на Всеобщем наречии – это особый питательный продукт, изготовляемый эльфами. Хлебцы были очень питательны, оставались свежими в течение нескольких месяцев если оставались завернутыми в листья, и использовались для поддержания сил в дальних путешествиях. Лембас имел коричневатый цвет снаружи и кремово-сливочный цвет внутри. Секрет приготовления лембаса хранился в строжайшем секрете, и только в редких случаях передавался смертным, потому что это могло стать причиной усталости быть смерными и вызвать тоску по Аману, куда они не могли попасть. Первым смертным, вкусившим лембас, был Турин: Мелиан  дала Белегу лембас чтобы накормить его и Турина в то время, когда они жили в пустыне, и это было великим знаком внимания со стороны королевы. Также лембас довелось отведать Туору на его пути в Гондолин, им угостил его Воронвэ. Галадриэль дала лембас Братству, когда они покидали Лотлориэн в феврале 3019 года Т.Э. Один из эльфов прокомментировал это: "Мы называем это лембасом или дорожным хлебом, и он более питателен, чем любая людская пища мужчины, и это вкуснее, чем крам (безвкусный долгохранящийся хлеб, производимый Озерным Народом). Лембас помогал членам Братства в их походе. Арагорн, Леголас иГимли ели лембас и преодолели 45 лиг меньше, чем за 4 дня в погоне за Урук-хай. Именно Лембас поддерживал Фродо и Сэма на пути в Мордор.

"Лембас обладал живительной силой, без которой они бы давно уже упали замертво. Он не утолял голод, рассудок Сэма был часто наполнен образами еды и сильным желанием поесть простого хлеба и мяса. Однако, этот эльфийский хлеб давал силу, которая возрастала когда путники употребляли в пищу только лембас, не смешивая его с другой едой. Он укреплял волю и давал силы терпеть, и наполнял силой, не характерной для смертных, мышцы и конечности. "

 Лембас изначально был дан Эльфам Йаванной. Она послала Оромэ снабдить Эльфов лембасом для их Великого Исхода. Йаванна сделала лембас из особых зёрен, которые она вырастила на полях Амана, и лепёшки придавали силу благословенного края тем, кто их ел. Рецепт передавался от одного Дома эльфов к другому на протяжении долгого времени.

Как и другие творения мастерства эльфов, лембас был непереносим для злых созданий; Голлум наотрез отказался съесть его.

Из вышесказанного можно предположить, что лембас был скорее не едой, а стимулятором, вызывавшим прилив сил.

 

0

7

http://s018.radikal.ru/i503/1201/33/546805af8231.png
Осада

В течении долгих лет был мир, и Ангбанд не решался на открытое нападение, так как Моргот понял, что одни лишь орки не смогут противостоять силам осаждающих.  И он занялся поискам нового способа прорыва осады. Когда прошло сто лет, стало очевидно, что поиски Моргота не были бесплодными: Глаурунг, первый из Урулоки, огненных драконов, вышел ночью из ворот Ангбанда. Он был еще молод и достигал едва половины своего роста (потому что жизнь дракона длится долго и медленно), но Эльфы в ужасе бежали перед ним в Эред Витрин и Дор-Финион. Тогда Фингон, князь Хитлума, выступил против него с конными лучниками и окружил его кольцом быстрых всадников. Глаурунг не мог противостоять их стрелам, поскольку его броня не достигла полной прочности. И он бежал в Ангбанд и не показывался еще много лет. Своей воинской доблестью и отвагой Фингон заслужил великие почести и осаждающие радовались, потому что мало кто в полной мере оценил назначение и опасность этого нового существа. Моргот же остался недоволен тем, что Глаурунг слишком рано обнаружил себя, и после его нападения последовал долгий мир, почти на двести лет – Моргот копил силы. Все это время на границах происходили стычки, но весь Белерианд процветал и становился все богаче. Под охраной своих армий на севере Нолдор строили здания и создавали в те дни много прекрасных вещей, и поэм, и повествований, и книг знаний. Во многих частях страны Нольдор и Синдар стали объединяться в один народ и говорить на одном языке. Королевства эльфов росли и народ преумножал свои богатства на протяжении многих лет, пока Битва Внезапного Пламени не положила этому конец.

В это же время Тургон обнаружил скрытую долину Тумладен. Она лежала к востоку от верхнего течения Сириона, в конце крутых и высоких гор. Но под горами существовал подземный ход, вырытый во мраке мира водами, выбивавшимися наружу, чтобы соединиться с потоком Сириона. И Тургон нашел этот путь и так проник на зеленую равнину посреди гор, где увидел подобный острову холм из гладкого камня – потому что в древние дни эта долина была огромным озером. Тогда Тургон понял, что нашел искомое место, и решил построить там прекрасный город, память о Тирионе на Туне. Однако он вернулся в Невраст и все время думал о том, как исполнить свой замысел. После Дагор Аглабера он призвал к себе многих самых стойких и самых искусных из своего народа и тайно увел их в скрытую долину, где они начали строительство города, задуманного Тургоном, и после пятидесяти двух лет тайного тяжелого труда город был полностью закончен. Тургон дал ему название на языке эльфов Валинора: Ондолинде, Скала Музыки Вод, потому что там, на холме, били фонтаны. На наречии Синдар название изменилось: Гондолин, Скрытая Скала. Потом Тургон велел всему своему народу выступать, и там была третья часть Нольдор, следовавших за Фингольфином, и еще большее войско Синдар. Они шли, отряд за отрядом, тайно, под покровом тени Эред Витрина, и незамеченными вошли в Гондолин, так что никто не знал, куда они исчезли.
 

В то время, пока Гондолин строился втайне, Финрод Фелагунд жил в подземельях Нарготронда, а Галадриэль, его сестра, жила в королевстве Тингола в Дориате. Галадриэль рассказала Мелиан о Сильмарилях и об убийстве короля Финве в Форменосе, а Мелиан передала ее слова Тинголу. Король Дориата призвал к себе Финрода и Ангрода, в то время гостивших у него, и обвинил их в различных преступлениях. Финрод не мог оправдаться, не обвинив других князей нолдор, однако Ангрод не снес обивнений и рассказал, что сами они в резне не принимали участия и более того, сами пострадали от предательства и стерпели многие мучения. Сердце Тингола смягчилось, но не до конца, он велел братьям покинуть его королевство, но обещал принять их в час нужды. Однако язык убийц его родичей стал ненавистен ему, и Тингол запретил употреблять квенья на землях Дориата, и по всему Белерианду синдар отказались от наречия Нольдора и избегали тех, кто громко говорил на нем.

0

8

http://s018.radikal.ru/i514/1201/f5/2b47808cfeb0.png

Доброго времени суток всем читателям. Сегодняшнее интервью пройдёт в необычной форме, а именно каждый из редакторов Великих Битв будет отвечать на одни и те же вопросы, касающиеся журнала, выходящего, кстати, уже более года.

1. Как вы отнеслись к самой идее подобного журнала и с какого выпуска вы начали его создание?

Галдор: Работаю с самого первого выпуска. Идея мне даже очень понравилась, так как я человек, который не может пройти мимо захватывающих баталий просто так;

Nighta: Сама идея достаточно оригинальна, поскольку обычно доводилось сталкиваться с форумными журналами и газетами ориентированными в большей степени на контент игрового форума, нежели на фэндом, как таковой. К тому же, тематика битв в принципе  не так уж часто затрагивается в литературном творчестве по Толкину. Со второго, если мне не изменяет память;

Соронто: К идее я отношусь хорошо, видел подобные "серийные" журналы на различные темы, но только один по Средиземью. А с какого выпуска начал, уже не помню, наверное когда-то в августе.

2. Нравится ли вам ваша работа?

Галдор: Очень нравится;

Nighta: Подразумевается процесс или результат? Если первое - то, чаще всего,  да, если второе - то, чаще всего, нет, я достаточно самокритичен;

Соронто: Работа над журналом мне нравится, как сам процесс, так и результат. Интересно просматривать источники с точки зрения одной какой-то узкой проблемы, замечаешь много нового, на что не обратил внимания ранее. И, безусловно, нравится результат - всегда приятно посмотреть на плоды своего труда, если, конечно, за них не стыдно. В процессе написания нередко задаешься всякими интересными вопросами, например, сказано, что Эрендис первой придумала носить Элендильмир на челе как корону, вместе с тем, первый Элендильмир существовал и ранее: так как же его носили до Эрендис - на шее, вправленным в браслет или как-то иначе?

3. Пишите ли вы сразу свои статьи или откладываете их на последний день? Легко ли вам даётся написание?

Галдор: Обычно, сразу и довольно легко. Каждая статья для меня – это как возможность написать что-то захватывающее и необычное;

Nighta: Все зависит от тематики статьи, настроения, наличия свободного времени. Очень и очень по-разному;

Соронто: На последний день откладываю, иногда даже на последний час. Как дается написание? Как и другие творческие задания, поначалу идет очень туго, а потом втягиваешься, и сам не замечаешь, как уже и дописал.

4. Какой ваш любимый выпуск журнала и почему он?

Галдор: Наверное, Гондолин и Акаллабет, из-за их высокого качества. Но и другие выпуски занимают особое место;

Nighta: Сложно сказать, наверное Падение Гондолина. Потом прочие битвы Первой Эпохи. Наличие нолдор и Мелькора придают им эпичности;

Соронто: Битва Пяти Воинств, пожалуй, самый любимый. Именно с Хоббита началось мое знакомство со Средиземьем, и по сей день он остается моим самым любимым произведением, несмотря на всю критику, которую я слышу, если кому-то доводится узнать об этом. Просто люблю его, и все!

5. Какая ваша любимая колонка?

Галдор: Колонка самих сражений, которую я чаще всего и беру. Ведь это непосредственно тема журнала;

Nighta: А нет такой, наверное, в плане прочтения. В плане написания - легче всего даются исторические личности.

Соронто: Артефакты -  эти загадочные и могущественные произведения древнего мастерства.

6. Могли бы вы лично выпускать не только журнал про битвы Арды, но и про исторические битвы нашего времени?

Галдор: Вряд ли. Хоть я и люблю историю, но я знаю по ней слишком мало и из меня плохой реконструктор;

Nighta: В мое время с историческими битвами как-то не сложилось;

Соронто: Вряд ли, исторические битвы нашего времени, как правило, скучны и продиктованы исключительно прагматическими интересами: спорами за территории и ресурсы. Так что реальные битвы не вызывают у меня особого интереса - там нет такой романтики и страстей.

7. Какая битва в текстах Профессора вам больше всего запомнилась?

Галдор: Пожалуй, не могу пройти мимо Битвы Внезапного Пламени, Пеленнора и Битвы Пяти Воинств. В последней неплохо показано вооружение одного из моих любимых народов – эльфов Лихолесья.

Nighta: Дагор Браголлах;

Соронто: Не знаю, считается ли это битвой, но мне больше всего запомнилось вторжение Мелькора и Унголианты в Валинор.

8. Как вы думаете, какова главная цель этого журнала?

Галдор: Нами не зря были выбраны именно битвы, а не, скажем, походы и мирная жизнь. Ведь именно они служат своеобразным двигателем истории. Поэтому цель наша, на мой взгляд, рассказать обо всём в мире Средиземья, цепляясь именно за сражения;

Nighta: Рассказать о величайших сражениях Арды, взаимосвязанных с ними событиях, и влиянии всего этого на формирование истории (и периодически географии) Средиземья;

Соронто: Просвещать. Я считаю данный журнал литературно-познавательным, думаю, что читатели открывают для себя много нового, важно подать эти знания так, чтобы было интересно.

9. Чем журнал может помочь своим читателям? Какие его главные достоинства и недостатки?

Галдор: В первую очередь, журнал может помочь знаниями и прекрасно изложенным материалом. О достоинствах и недостатках пусть судят читатели;

Nighta: В силу своего пребывания в редакции означенного журнала я не могу объективно оценивать его сильные и слабые стороны, посему воздержусь от подобных суждений. Ну, содержащийся в журнале материал может помочь некоторым людям восполнить пробелы в знании канона, либо же освежить в памяти некоторые его моменты;

Соронто: Узнать новое и развлечься одновременно. Достоинства - он, на сколько мне известно, единственный в своем роде, и весьма качественный, учитывая, что обычно журналы пишет команда из десятка человек, по восемь часов в день в течение месяца. Недостатки - не могу так сообразить, да и судить об этом не мне, а читателям.

10. Собираетесь ли вы остановиться на этой теме, или у вас есть желание и в будущем выпустить ещё какое-нибудь творение?

Галдор: Без понятия, хотя и была идея рассказать о странах Средиземья. Но тот же выпуск про Нуменор, например,  боюсь мало будет отличаться от выпуска Акаллабета из Великих Битв. Так что, если будут хорошие идеи – может и будем браться за них, а нет – так нет;

Nighta: "Мы не знаем, когда упадет следующий астероид, поэтому нам трудно что-то спланировать. Переживать бесполезно" (с)

Соронто: Нет, я как и всякий тщеславный графоман, мечтал выпустить чудесный роман в 12 томах. Почему 12? Столько книг в Хрониках Амбера, великолепном, на мой вкус произведении. А если говорить про намерения, а не мечты, то я не против продолжить участвовать в создании подобных периодических изданий.

0

9

В следующем выпуске:

Принц Рохана Теодред узнал о беспорядках, которые причинили изенгардцы и он отправился с войском уничтожить их. Теодред думал, что уруков меньше, чем на самом деле и, когда он в поисках банды орков пересекал Изен, на него устроили засаду, и урук-хаи убили всех, в том числе и смертельно ранили сына короля. Уруки пошли безчинствовать дальше. А на место битвы прибыли всадники Эльфхельма, которые забрали почти мёртвого Теодреда в Эдорас, и там он умер от полученных им ран.

0


Вы здесь » Журнал "Великие битвы Арды" » Журнал "Великие битвы Арды" » Журнал "Великие битвы Арды". Выпуск №17 Дагор Аглареб и Осада


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC